Брюссель, 18 января 2004 года. Европейский Союз (ЕС), Организация Североатлантического договора (НАТО) и американские военные все направляются на восток, к порогу России, в зону ее глубочайших подозрений. Россия, которая в 2003 году в основном отсутствовала на шахматной доске внешней политики, в нынешнем году возвращается как проблема для Запада.

География - это история в Европе. Это сегодня также и символ. Реакции лидеров и их оценки президента Владимира Путина очень тесно коррелируются с их географической удаленностью от него. Путин также, кажется, градуирует свою готовность работать вместе или против кого-нибудь по зип-коду (Zip-code - почтовый индекс - прим. пер.) конкретного лица.

Он завоевал, как представляется, непоколебимое доверие президента США Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) и премьер-министра Великобритании Тони Блэра (Tony Blair), а также канцлера Германии Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder) и президента Франции Жака Ширака (Jacques Chirac).

Премьер-министр Италии, миллиардер Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) в ноябре превзошел сам себя, когда поддержал Путина в Риме и прикрыл его от вопросов журналистов относительно задокументированных зверств российских войск в Чечне. Эти вопросы - не более чем "западная ложь и сказка", сказал тогда итальянский лидер.

Однако дальше к востоку - в бывших странах Варшавского договора и бывших советских республиках, которые вступают в ЕС и НАТО в ходе их параллельного расширения нынешней весной - недоверие к России и к Путину, в особенности, является глубоким. Победа союзников Путина на выборах в думу в декабре, в которой партии, проповедовавшие прозападную политику, потерпели поражение, усилила опасения поляков, чехов, венгров, прибалтов и прочих.

Они считают, что сознательно или по некомпетентности Россия дестабилизирует "ближнее зарубежье" - хрупких соседей и бывшие республики, примыкающие к ней с востока и с юга. Не справляющиеся с обязанностями правительства или хаотичные условия в Украине, Белоруссии, Молдавии или Грузии могут, как опасаются граждане Центральной Европы, спровоцировать российскую интервенцию или даже оккупацию и новое поглощение.

На встречах в НАТО и в здешних коридорах официальные представители Польши, Чешской Республики и Венгрии негромко, но постоянно предостерегают западноевропейских и американских официальных лиц, что их пытается проглотить Путин, этот бывший сотрудник Комитета государственной безопасности (КГБ), ставший президентом.

Эта фракция "Новой Европы" будет существенно усилена в апреле, когда НАТО примет в свои ряды семь новых членов, включая Прибалтийские государства (Эстонию, Латвию и Литву). Прибалты бегут из "ближнего зарубежья" России, но вместе с собой приносят российские меньшинства, а также и прочие остаточные проблемы (бывшей) империи, в дела которой Москва станет и дальше совать свой нос.

"Натовское 'Ближнее зарубежье' вскоре перехлестнется с российским 'ближним зарубежьем'", когда границы этого альянса будут передвинуты дальше на восток, говорит новый Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер (Jaap de Hoop Scheffer), который пришел на смену Джорджу Робертсону (George Robertson) 1 января с.г. "Отношения НАТО с Россией займут важное место в нашей повестке в этом году", - сказал он мне.

Этот бывший министр иностранных дел Голландии отдал дань уважения тем гладким рабочим отношениям, которые установил Робертсон между НАТО и Кремлем. Но Россия потихоньку вывела свой миротворческий контингент из Косово, тем самым положив конец многообещавшему сотрудничеству, которое было налажено на этой балканской территории.

ЕС через месяц после завершения второго этапа расширения НАТО увеличится с 15 до 25 членов. Главный политический орган Европы уже стал объектом путинских подозрений и гнева на переговорах по вопросу доступа России в ее прибалтийский анклав, Калининградскую область, и по другим темам. Кремль в обычном порядке обходит этот альянс со штаб-квартирой в Брюсселе, чтобы вести дела напрямую с лидерами стран, которых Путин сумел ослепить своим блеском.

Не существует прямой взаимосвязи между расширением на восток НАТО и ЕС и предстоящей передислокацией американских баз и войск в Европе. Но все эти шаги являются следствием и завершающим этапом раздела Европы в период "холодной войны". Они являются составным элементом новой стратегической ситуации, которая является непривычной и, следовательно, угрожающей для российских военных.

На прошлой неделе польские официальные лица вызвали озабоченность Москвы, когда предложили Соединенным Штатам создать в своей стране новую крупную авиабазу и разместить большой контингент войск в рамках глобальной передислокации вооруженных сил США, которую сегодня планируют в Вашингтоне. Официальные лица США не замедлили напомнить как полякам, так и россиянам, что Соединенные Штаты обещали не создавать крупных баз в Восточной Европе в обмен на согласие России на воссоединение Германии.

В любом случае Соединенные Штаты планируют создать небольшие "временные" базы в Восточной и Южной Европе, чтобы можно было вывести туда некоторые воинские части из Германии и Италии, для которых предусматривается периодическая ротация между новыми объектами, расположенными ближе к театрам глобальной войны с терроризмом.

Понятные и во многих отношениях заслуживающие восхищения гнев и подозрительность, которые все еще испытывают к своим бывшим угнетателям многие люди в Центральной и Восточной Европе, являются их настолько глубоким внутренним делом, что не могут служить надежным руководством для политики в отношении путинской России. Но эти опасения нельзя полностью отметать. Зип-коды двух, ныне соперничающих 'ближних зарубежий' расположены на спорной территории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.