Юганск, сибирский Клондайк. Тут работают настоящие "молодцы", говорит Николай Беляевский. Несмотря на то, что в Западной Сибири в прошедшую ночь была температура 33 градуса ниже нуля, нефтяники добыли 330 тонн нефти сверх плана. В сибирском Томске план тоже перевыполнен, только в Самаре сползли немножко вниз, говорит Беляевский. В базе данных компьютера Беляевского, этого невысокого человека, работающего в нефтяной промышленности 33 года и называющего себя "главным диспетчером", есть не только производственные показатели, но и сведения о конкурентах.

Даже если нефть течет рекой, а цена на нее, кажется, не знает границ роста, ЮКОС переживает нелегкое время. Концерн обезглавлен. Могущественнее противника, кажется, не бывает. Все же это президент Владимир Путин своей собственной персоной хочет дать наглядный урок другим на примере ЮКОСа. Слишком уж уверенно концерн действовал в последние годы, повернулся лицом к Западу и первым заговорил о "корпоративном руководстве" и "предпринимательской этике".

Все было бы ничего, если бы глава концерна Михаил Ходорковский не стал в последнее время проявлять политические амбиции. В России это смертный грех. Ходорковский будет оставаться в следственной тюрьме, по меньшей мере, до 25-го марта. Ходорковского в кресле председателя Правления сменил Семен Кукес.

Но и это не все. В ЮКОСе ни у кого не вызывает улыбок требование налоговых органов, предъявленное 29-го декабря прошлого года, о доплате налогов в размере 98 млрд. рублей (2,65 млрд. евро). Продолжают также ходить слухи, что концерн, мол, будет национализирован.

Как удается выживать такому концерну? "Поверите нам или нет, но во время перекуров мы говорим о другом", - говорит Беляевский и бросает взгляд на заставку на мониторе, изображающую качалку в свете сибирского уходящего дня. "Хотя задуматься есть о чем: в конце концов, это не только мое рабочее место, я, кроме того, являюсь акционером ЮКОСа и могу потерять немало денег". Рынок ценных бумаг пока к Беляевскому благосклонен. Курс акций ЮКОСа после краткого падения снова вышел на уровень, что и до ареста Ходорковского.

Франк Ригер (Frank Rieger) не может ничего поделать с "чувством опасности со всех сторон", которое характерно для персонала, насчитывающего 90 000 человек. 40-летний выходец из Цвиккау, обучавшийся на инженера в Харькове, пришел в ЮКОС три с половиной года назад. Сегодня он - начальник контроля. У Ригера в кабинете прокуроры еще не появлялись. По поводу обвинений, что, мол, концерн мошенничает с налогами, он говорит с "глубокой внутренней убежденностью": "Мы транспарентны".

Разумеется, это давит внутренне, когда проводят 500 проверок по уже закрытым делам, и ведут - Ригер не говорит кто, но имеет в виду по теми, кто ведет, Кремль, - "психологическую войну". Из его отдела никто пока не сбежал. Рабочая атмосфера, несмотря на давление, остается нормальной. "Ходорковский был провидцем, Кукес, скорее, - кризисный управляющий в делах текущего бизнеса".

Ригер возмущается по поводу дискуссии во время выборов в Думу, которая вылилась в вопрос, может ли нефтяной концерн иметь "сверхприбыль". "Я не понимаю, что такое сверхприбыль. Что же мы должны работать с меньшей эффективностью, чтобы добиваться худших результатов?" То, что ЮКОС может оказаться на краю краха, Ригер не верит.

Менеджер по вопросам производства Джо Мейч (Joe Mach) из Техаса комментирует слухи о том, что концерн может быть лишен лицензий на добычу нефти, широко улыбаясь, что, например, должно означать: "Это был бы сильный шаг". Он добывает нефть и не собирается заниматься еще политикой, говорит Мейч. В утешение он демонстрирует на громадном настенном экране производственные показатели: ЮКОС, согласно им, имеет самые низкие в России затраты на добычу нефти. В среднем, говорит Мейч, из одной скважины в России добывают 8,2 тонны нефти в день. В ЮКОСе этот показатель составляет 30,6 тонн. Я спрашиваю Вас, будет ли правительство заинтересовано в том, чтобы уничтожать такой концерн?"