Страх перед столкновением двух ядерных сверхдержав стал отличительным знаком холодной войны. Развитие стратегического вооружения было для некоторых неизбежным результатом существования двух противоборствующих полюсов, находящихся в открытом противостоянии друг другу во всех областях международных отношений. И подобная ситуация могла измениться лишь в случае исчезновения одного из полюсов.

Казалось, что после позорной измены советской бюрократии и простодушного союза с Западом, не было причин надеяться на что-то, кроме последовательного уничтожения стратегического вооружения. Но события, произошедшие в истории Человечества, начиная с 1991 года, лишили этот довод основания. И оказались правы те, кто полагал, что прежний конфликт был не более, чем одной из фаз, стечением обстоятельств, историческим моментом в развитии капитализма и его неискоренимого инстинкта завоевывать все силой. А эта ситуация сможет исчезнуть лишь в случае окончательного заката общества, поделенного на захваченные доминионы и постоянно расширяющих свое господство властителей.

А потому Россия, унаследовавшая ядерный арсенал Советского Союза, и Соединенные Штаты, измышляющие новые причины для укрепления своего деструктивного владычества и глобального контроля, выступают в качестве действующих лиц в новых главах той же самой истории.

От наивных к проигравшим

С самого момента появления России в качестве субъекта на арене международных отношений американская политика была направлена, с одной стороны, на поддержание вступления России в мир буржуазной "демократии", а, с другой - на усмирение стремления этой наследницы Советского Союза остаться на уровне крупнейшей державы.

Утопизм российских правителей в отношении возможного стратегического союза с Западом, в общем, и США, в частности, был настолько глубок, что они всерьез полагали, что Россия и США могут стать двумя сверхдержавами, которые возьмут на себя бремя налаживания порядка и стабильности в мире.

Однако по прошествии более десяти лет стало очевидно, что односторонняя любовь России к Западу обернулась для нее катастрофическими последствиями, потому как была утеряна та позиция, которую СССР занимал в международных политических отношениях. А отношение Запада к России стало типичным примером отношения победителя к поверженному, за тем лишь своеобразным исключением, что побежденный являлся ядерной державой. В то же самое время Соединенные Штаты занимались созданием нового "железного занавеса": строя базы, вкладывая средства, направляя военных советников, заглатывая страны бывшего соцлагеря и территории, входившие прежде в состав СССР.

Столкнувшись с подобными реалиями, кремлевское руководство осознало невозможность установления стратегического союза с США и Западом. И тогда Россия в начале 1999 года приняла новую концепцию доктрины безопасности и обороны страны, в которой была отмечена не только возможность нанесения ответного ядерного удара, но и НАТО фигурировала в качестве одного из возможных агрессоров.

С приходом к власти Владимира Путина стало казаться, что Россия предпримет новые шаги на международной арене, чтобы противопоставить американской гегемонии многополярный мир. Тем не менее, после событий 11 сентября Москва вновь вернулась к своей односторонней ориентации на Запад, и, особенно, на Соединенные Штаты. Впоследствии, нападение на Ирак в который раз выявило существующие противоречия между стратегическими интересами России, с одной стороны, и отношениями этой страны с Соединенными Штатами, с другой.

Путь на перевооружение

Российской дипломатии пришлось столкнуться с серьезными проблемами в области международных отношений, и особенно теми, что затрагивают вопросы военного характера: расширением НАТО на восток Европы и созданием Национальной системы противоракетной обороны. По мнению некоторых аналитиков, Путину стоит принимать во внимание необходимость поддержания достаточно мощного сдерживающего ядерного потенциала, чтобы предотвратить снижение территориальной обороноспособности страны. Очевидно, что в центре внимания России находятся Соединенные Штаты. И потому взятый американской администрацией курс на перевооружение приобретает еще большее значение, если учитывать каким "стимулом" он становится для второй ядерной державы.

Одним из недавно предпринятых американской администрацией шагов стало подписание Джорджем Бушем (George Bush) документа, согласно которому в 2004 году разработка высокоточных ядерных боеприпасов сверхмалой мощности будет финансироваться из государственного бюджета. Кроме того, Белый Дом выделил Пентагону и министерству энергетики США 24,9 миллиона долларов на модернизацию ядерного полигона в Неваде, который должен быть подготовлен к проведению подземных ядерных испытаний. В свою очередь министерство обороны США провело испытание системы ПРО морского базирования: через несколько минут после запуска баллистической ракеты она была сбита точным попаданием в боеголовку.

Указанные события вызывают сильное беспокойство у российских военных экспертов, так как представляют собой серьезную угрозу для страны. Российские эксперты полагают, что, учитывая результаты испытаний, проведенных министерством обороны США, в скором времени военный флот США сможет близко подходить к побережью России и сбивать стратегические ракеты, выпущенные с подводных лодок. Таким образом, разработанная американцами система ПРО превратит российские ракеты в абсолютно бесполезные.

По мнению некоторых аналитиков, российские "ястребы" точно не знают, когда Соединенные Штаты нарушат мораторий на проведение ядерных испытаний. Но как только в Неваде прозвучит взрыв, Кремль больше уже не сможет подавлять желание своего министерства обороны последовать этому "дурному примеру".

Подобная ситуация может повлечь за собой сильное систематическое давление на президента Путина и правительство с целью увеличения ассигнований на развитие системы, способной соперничать с американской ПРО: создание маломощных и высокоточных боеголовок многоразового использования и индивидуального наведения, создание новых мобильных стратегических ракет, которые трудно обнаружить, и, как следствие, способных соперничать с высокоточным ядерным вооружением; строительство новых подводных лодок и выведение на орбиту новых разведывательных спутников.

Недавно министерство обороны России объявило о том, что в настоящее время проводится работа по разработке системы аэрокосмического наблюдения. В конце прошлого года министр обороны России присутствовал на церемонии ввода в боевой состав ракетного комплекса "Тополь-М", считающегося самым совершенным в мире и способного поражать цель на расстоянии 10000 км. Преимущество указанной ракеты заключается в том, что она не распознается ни одним из американских радаров. Каждая из шахтных установок "Тополь-М" несет одну ядерную боеголовку, хотя может быть оснащена тремя боеголовками, наведенными на независимые друг от друга цели. Установка дорожного базирования, которая, по прогнозам, должна быть выведена на боевое дежурство в наступившем году, сможет нести от четырех до шести боеголовок.

В Саратовской области началась установка в шахты новейших баллистических ракет РС-12М "Тополь-М". Планируется, что к 2015 году эти ракеты составят ядро ракетных войск стратегического назначения.

С какой целью проводится перевооружение?

По мнению российского министра обороны, "новый комплекс баллистических ракет "Тополь-М" перечеркивает любые попытки оказания давления на Россию". При этом возникает вопрос, а не станет ли подобная тактика лишь периодом ожидания, необходимым для того чтобы евразийский гигант собрался с силами и реактивировал свой исторический инстинкт, направленный на расширение и укрепление своего владычества. Как бы то ни было, разработка "превентивного" оружия в будущем будет иметь неоценимое значение, даже в том случае, если "во благо своей Родины" россиянам придется потуже затянуть пояса.

Предпринимая ошибочный поворот в сторону Запада, Россия покинула свои военные базы, некогда построенные ею в зоне влияния, завоеванной СССР после второй мировой войны. Практически сразу на той же территории начали возникать военные базы, принадлежащие НАТО и США.

А сегодня еще одним подтверждением "неудачного" союза России с Западом становится латентная тема вывода российских войск из Грузии. Суть этого вопроса заключается не в стоимости указанного вывода в войск, а в том, что Россия считает страны СНГ зоной своих национальных интересов и стремится не уступать своих позиций в области политического, экономического, культурного и военного влияния на постсоветском пространстве, руководствуясь при этом святейшими соображениями национальной безопасности и, вполне очевидно, преследуя и другие цели.

В качестве одной из составных частей этого конфликта можно считать возрождение в России националистических настроений, опирающихся, прежде всего, на мечту о возрождении военно-политического престижа Москвы на постсоветском пространстве. Путин, каким бы ни было его личное отношение к подобным настроениям, не может не принимать во внимание указанное обстоятельство.

На игровой доске, которой в настоящий момент является эта зона, сталкиваются интересы разных действующих лиц международной арены, не только России и Грузии. Но США заняты Ираком, Ближним Востоком и Афганистаном, и ни в одной из этих зон не могут установить своего влияния, и потому не имеют возможности приложить должное усилие для разрешения грузинского вопроса. Все предпринимаемые ими действия больше напоминают желание стравливать интересы разных сторон, чем стремление найти реальное решение проблемы. В действительности же, как европейцам, так и американцам, в некоторой степени даже выгодно желание России поддерживать стабильность в постсоветском пространстве.

Однако, российское присутствие не сводится лишь к теме существования военных баз. В планах сотрудничества стоит энергетический вопрос, кроме того, Россия является для Грузии рынком для продажи сельскохозяйственной продукции, и именно эти причины должны стать решающим фактором в расчетах грузин.

С другой стороны, кажется весьма вызывающим тот момент, что Россия планирует выводить свои войска в течение 11 лет: за это срок страна планирует осуществить и свое экономическое возрождение. Если настойчивость России и политические способности ее руководителей позволяют растянуть вывод войск на столь длительный срок, вопрос о военных базах начинает носить несколько иной характер.

В соответствии со сделанным выводом мы можем задаться следующим вопросом: а не нацелено ли, в действительности, перевооружение России, предпринимаемое сегодня с целью укрепления обороны страны, на другие, более далеко идущие цели, примером которых может служить Грузия? На самом же деле вся история воинственного человеческого рода говорит о том, что оружие используется вовсе не потому, что оно имеется - оружие производится для того, чтобы быть использованным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.