Москва, 26 января 2004 года (UPI). Подход Кремля к избирательной кампании, применяя военную терминологию, можно расширительно описать как опыт России с демократией, которая мобилизована и приведена в полную боевую готовность.

Именно так и обстоит дело с тех пор, как летом прошлого года Кремль в ходе подготовки к декабрьским парламентским выборам запустил в работу свой устрашающий выборный аппарат, который будет работать, по меньшей мере, до президентских выборов в марте нынешнего года.

Как в армии, Кремль призвал под свои знамена рекрутов, чтобы организовать победу в большевистском стиле. Эта акция, аналогичная военным операциям, практически гарантирует, что президент Владимир Путин вернется в свой рабочий кабинет еще на 4 года.

На состоявшейся на прошлой неделе встрече Всемирного экономического форума в Давосе, Швейцария, выяснилось, что российская делегация во главе с заместителем премьер-министра и министром финансов Алексеем Кудриным ушла в оборону.

Кудрин хотел говорить о российской экономике, которая шестой год подряд находится на подъеме. Но Кудрину - которого прочат в следующие премьер-министры России - пришлось говорить о политике. Он является верным солдатом Путина и поэтому, когда его приперли к стене вопросами о главенстве закона в России и о том, почему богатейший человек страны находится за решеткой, а также утверждениями, что декабрьские парламентские выборы были не такими уж свободными и честными, отреагировал в точности так, как и его босс.

Кудрин (в Давосе) действовал так, как того от него ждали. Этот министр с мягкими манерами придерживался партийной линии; хотя он и не сумел убедить тех участников этой эксклюзивной встречи, которые скептически воспринимают Россию, но он и не разочаровал своего босса в Кремле. Этого и следовало ожидать; ведь экономика России продолжает расти и имеет хорошие перспективы на будущее, а эти перспективы, совершенно очевидно, интересуют иностранных инвесторов. Россия также находится в середине выборного цикла, и на ее политическом небосклоне доминируют внутренние заботы.

Жаль, что Кудрин и Кремль не воспользовались обедом в Давосе, который был посвящен России, чтобы рассказать о том, что происходит в их стране. Вместо того чтобы отвечать на деликатные вопросы, Кудрину следовало бы сказать правду: Кремль ведет гражданскую войну, и российский электорат мобилизован для участия в этом конфликте.

Отвечая на вопрос о растущем влиянии "силовиков" в правительстве, Кудрин сказал буквально следующее: "Слабость государства в прошлом, в 1990-е годы, была связана с тем, что никто не был привлечен к ответственности и наказан за экономические преступления, включая и тех, кто имел отношение к сектору природных ресурсов. Поэтому естественно, что сегодня определенной популярностью пользуется укрепление некоторых государственных институтов с тем, чтобы обеспечить порядок и гарантировать защиту. Я убежден, что мы должны и дальше сохранить эту тенденцию на укрепление государства".

Некоторым наблюдателям за Россией и западным политикам слова Кудрина показались либо неубедительными, либо даже тревожными. Независимо от того, как каждый оценивает честность декабрьских парламентских выборов, не вызывает сомнений тот факт, что российский электорат согласен с заместителем премьер-министра.

Слова Кудрина в Давосе, вероятно, очень близки той платформе, с которой Путин, этот вечно непроницаемый президент, идет на предстоящие президентские выборы. Именно кудринское описание недавней российской истории мобилизовало российский электорат и приободрило Кремль.

Кремль ведет войну. На протяжении более 6 месяцев средства массовой информации (СМИ) фокусируют внимание на том аспекте кремлевского наступления на порочную экономическую систему "олигархического капитализма", олицетворением которого является призыв "Ешь богачей". Подобно тому, как в древнем Риме народ требовал "хлеба и зрелищ", массы наслаждаются этим шоу.

Параллельно с обузданием олигархов осуществляется кампания борьбы с коррупцией в системе государственного управления. Сразу же вслед за парламентскими выборами российские СМИ не упустили шанс показать, что власти ведут борьбу с взяточниками в собственных рядах. После переизбрания Путина следует ожидать дальнейших "чисток" чиновничества. Станут ли те же наблюдатели за Россией и западные политики защищать также и будущих обвиняемых?

Пока что Кремль может сам себя погладить по головке. "Силовики" всегда ненавидели олигархов и рады их сокрушить, во-первых, потому, что этого хотят избиратели, а во-вторых, потому, что они сами хотят, чтобы их босс Путин выглядел хорошим. Пока что Кремль выигрывает на всех фронтах. Однако вопрос о мобилизации постепенно подкрадывается к Кремлю. Его рекруты - самое слабое звено в его плане битвы.

Политические рекруты Кремля во многих отношениях схожи с военными призывниками. Беглый взгляд на партию власти "Единая Россия" заставляет вспомнить о том, кого, в конечном счете, призывают на действительную службу в вооруженные силы России. Представляется, что "Единая Россия" не особенно отличается от Министерства обороны России: самые лучшие и подающие надежды никогда не встают в ее ряды, а лишь безнадежные, безликие и оппортунистически настроенные становятся ее солдатами. У Кремля есть проблемы с кадрами - собственными и электората в целом.

Российская демократия сопоставима с печальным опытом России с призывом на действительную военную службу: в конечном счете, призываются наименее информированные, ненужные и самые слабые кадры. Кремль контролирует электронные СМИ; он, безусловно, осведомлен о недовольстве общества; он также нацелен на бесполезных богачей и чиновников-взяточников. В каждом случае Кремль решает задачи консолидации власти. Все эти цели Кремля являются слабой основой для строительства прочного политического будущего.

При Путине Кремль усомнился в пользе обязательного призыва на действительную военную службу; следует поставить под вопрос также и пользу политического рекрутирования.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.