Если принять во внимание, что Ирина Хакамада является маргинальным конкурентом влиятельного российского президента, то оказанный ей президентом США Джорджем Бушем-младшим (George W. Bush) во время ее 36-часового визита в Вашингтон на прошлой неделе прием был весьма пышным. С ней провел открытую встречу тесный кружок сторонников российской демократии в конгрессе США, который возглавляет конгрессмен Крис Смит (Chris Smith). Ее принял сенатор Джон Маккейн (John McCain). Ее консультировали высокопоставленные сотрудники государственного департамента и представители аналитических организаций как "правого", так и "левого" толка. В Белом доме Кондолиза Райс, главный архитектор особых отношений Буша-младшего с Владимиром Путиным, заглянула на минутку в комнату для приемов, чтобы поглядеть на эту высокую и жесткую либеральную демократку, которая в одиночку ведет кампанию за то, чтобы помешать предстоящему в марте переизбранию в президенты Путина - и консолидации им авторитарной власти.

Хакамада объяснила Райс, почему она решила вступить в конкурентную борьбу, несмотря на то, что заранее известно, что победителем в ней с большим отрывом в количестве голосов выйдет Путин, а она сама, если Кремль этого не захочет, может не попасть в избирательный бюллетень, не говоря уже о том, чтобы ей предоставили возможность выступать на телевидении, которое находится под контролем государства. Одной из ее целей, говорит она, является просвещение внешнего мира относительно того, что случилось с демократией в России. Другая ее цель знакома нам по истории тоталитарной власти в России: предложить себя в качестве примера человека, который не боится говорить о правителе, злоупотребляющем властью.

Реакция, говорит она, была на удивление сочувственной - и она заставила думать о частичном, но реальном изменении отношения к Путину. "Я заметила, что настроения в Вашингтоне несколько изменились, - сказала она. - То, что я услышала от членов конгресса и сотрудников государственного департамента, несколько отличается от того, чему мы были свидетелями во время встреч между двумя нашими президентами, которые были идиллическими".

Хакамада связывает эти перемены в Вашингтоне с декабрьскими выборами в российский парламент, на которых ее Союз правых сил (СПС), потерял почти все свои места, и которые государственным департаментом были признаны нечестными. Однако изменение отношения (к Путину) администрации США можно было видеть и за несколько недель до российских выборов, в частности, на встрече в Лондоне 20 ноября прошлого года между Бушем-младшим, Райс, государственным секретарем США Колином Пауэллом (Colin Powell) и британским премьер-министром Тони Блэром (Tony Blair).

Пауэлл, как говорят источники, поднял вопрос о России, заявив, что усиливающийся авторитаризм Путина является серьезной проблемой. Райс попыталась ему ответить в смягчительном контексте: длинная история авторитарного правления в России, значительные различия между путинской Россией и Советским Союзом, необходимость вести дела с Москвой. Но Блэр сказал, что, хотя этот контекст важен, поведение Путина, в самом деле, становится проблемой - и Буш-младший с ним согласился.

С того времени Пауэлл методично поднимает планку новоприобретенной готовности администрации США публично критиковать Путина. Не прошло и 2 недель после встречи в Лондоне, как на дипломатической конференции в Европе он подверг российского лидера критике за то, что тот не выполнил договорного обязательства вывести российские войска из Грузии и Молдавии. Затем его представитель по связям с общественностью осудил выборы в России. На прошлой неделе Пауэлл опубликовал в российской газете "Известия" статью - которую заранее одобрил Белый дом - где раскритиковал Путина за его нападки на демократию, отношения с соседними странами и войну в Чечне. В этой статье содержалось предостережение, что "без наличия общих первичных ценностей потенциал наших взаимоотношений не будет реализован".

Пока не ясно, последуют ли за высказываниями Пауэлла существенные перемены в политике - или даже будут ли они публично повторены Белым домом. Райс по-прежнему проявляет осторожность по поводу любой конфронтации с Путиным; администрация все еще надеется на его помощь в целом ряде вопросов, включая демократическую повестку для Ближнего и Среднего Востока, которую президент, быть может, раскроет на саммите Большой Восьмерки (богатых демократических стран) этой весной. Высказанную сенатором Маккейном мысль, что Россию - которая не является ни богатой, ни демократической - следует исключить из Большой Восьмерки, была отвергнута членами администрации США. Не готов Буш-младший и к тому, чтобы сократить программы помощи России, которые отвечают интересам США, например, в вопросе избавления от российских делящихся материалов, пригодных для изготовления ядерного оружия. Сам президент США публично не высказал пока ни одного критического слова в адрес Путина.

На тот случай, если Буш-младший решит встать в оппозицию к новому московскому диктатору - разве он несколько раз не выступал с речами в защиту "свободы"? - у Хакамады есть для него несколько рекомендаций. "Путина нужно заставить четко разъяснить, какой политический курс он планирует на предстоящие 4 года, - говорит она. - Голословных заявлений об определенных принципах недостаточно; нам необходимо знать, какие реальные шаги он планирует. Вместо того чтобы толковать о демократии и правах человека в России, следует сфокусироваться на конкретных деталях того, что, по его словам, собирается делать Путин, и того, что он в действительности делает". Западные правительства, говорит она, также должны продолжать оказывать поддержку строительству гражданского общества в России: свободные средства массовой информации (СМИ), профессиональные союзы, независимые общественные организации.

Первым делом Бушу-младшему было бы неплохо последовать примеру Хакамады - набраться смелости сказать правду Путину. Возможно, это разозлит его друга, но это также послужит примером всему миру.