В книге "Олигархи" Дэвид Хоффман рассказывает о расцвете и закате новых российских магнатов и задается вопросом относительно намерений Путина.

В ноябре прошлого года в аэропорте города Новосибирск был задержан русский предприниматель Михаил Ходорковский, обвиняемый в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Это был далеко не простой арест. За несколько месяцев до этих событий глава второй в стране нефтяной компании "ЮКОС" Ходорковский при поддержке того самого правительства, которое теперь его арестовывало, приобрел пятую по объемам производства нефти компанию "Сибнефть". Таким образом создавалась четвертая в мире нефтяная компания, а Ходорковский, который к тому моменту уже был самым состоятельным гражданином России, заявил о своем намерении превратить новоявленную компанию в мирового лидера нефтяного сектора. Сегодня бывший глава "ЮКОСа" находится за решеткой в ожидании суда, а его арест привел мировые рынки в состояние нестабильности.

Падение Ходорковского нельзя назвать событием единичным. При администрации Путина преследованиям уже подверглись медиа-магнат Владимир Гусинский и Борис Березовский, сумевший в свое время стать владельцем первого канала телевидения, нефтяной компании "Сибнефть" и "Аэрофлота". Все трое были членами "великолепной семерки" российских олигархов, чьи сказочные состояния появились после распада Советского Союза и еще больше приумножились во времена правления Ельцина.

Мало кто проливал слезы над несчастной судьбой олигархов, и, читая книгу редактора международного отдела газеты "The Washington Post" Дэвида Хоффмана (David Hoffman) "Олигархи", становится понятно почему. Ради своего обогащения олигархи не раз воспользовались сложившейся в России ситуацией переходного периода. Иногда новым русским предпринимателям на руку играла некомпетентность государственных чиновников, иногда - сотрудничество последних, а иногда и их необеспеченность. При этом олигархи не отказывались и от других методов: при проведении аукциона по продаже одного из государственных предприятий в некоем провинциальном городе, заинтересованная в приобретении предприятия сторона договорилась о закрытии аэропорта, чтобы другие стороны не смогли принять участия в торгах.

В книге Хоффмана окружение Ельцина выглядит лучше, чем обычно его принято описывать. Ближайшие помощники президента оказывались, зачастую, коррумпированными и некомпетентными: на протяжении длительного периода времени Гусинскому не давали вести вещание на провалившемся к тому времени 4 канале общественного телевидения. Проблема заключалась в том, что тренеру Ельцина по теннису пришло в голову превратить его в спортивный канал. Когда об этом стало известно Гусинскому, он пообещал тренеру, что на новом канале будет много спортивных программ: через некоторое время на 4 кнопке появилось ставшее впоследствии влиятельным НТВ. Тем не менее, Егор Гайдар руководивший переходом страны к капитализму, и Анатолий Чубайс - тогдашний руководитель приватизационной программы и нынешний глава российского энергетического монополиста РАО "ЕЭС России" - выглядят прагматиками, понимавшими последствия проводимых ими реформ, но преследовавшие при этом ясную цель: не допустить возвращения по-прежнему еще близкого советского режима. Тем же самым приоритетом руководствовался и Ельцин. Именно потому для реформирования экономики России была принята программа "шоковой терапии", приведшая к гиперинфляции, но при этом определившая направление развития ценовой политики. Благодаря этому начался расцвет российских нуворишей - Гусинского, Ходорковского, Березовского и Потанина - в руках которых оказались истинные сокровища российской экономики: добыча полезных ископаемых и энергетический сектор.

Все эти предприниматели - олигархи, в большинстве своем молодые люди, которые еще лет пять назад пытались открыть частные кафе в столовой институтов, где они получали образование, в мгновение ока превратились во владельцев сказочных состояний. Благодаря своей близости к власти и лазейкам в законодательстве молодого государства, олигархи сумели скопить свои капиталы: простые россияне даже не понимали, как действует инфляция - а предприниматели на несколько месяцев задерживали средства, предназначенные для выплаты зарплаты, не понимали они и что делать с акциями - впоследствии это привело к возникновению финансовых пирамид.

Но все предыдущие накопления казались безделушкой в сравнении с последним лакомым куском: нефть, никель. В 1995 году российскому правительству были срочно необходимы деньги для выплаты задолженностей по зарплатам, и Владимир Потанин, при поддержке всех остальных будущих олигархов, предложил правительству кредит, гарантом выплаты которого выступали акции некоторых крупных российских предприятий. Чубайс предвидел то, что должно было произойти: никаких возможностей выплатить кредит у правительства не было, и потому ему пришлось бы расстаться с упомянутыми акциями, но Чубайсу очень хотелось покончить с правлением "красных директоров" этих предприятий, которые проводили приватизацию на свой манер. Торги были проведены в пользу олигархов: 38% акций "Норильского Никеля" с ежегодным доходом в 1200 миллионов долларов были проданы Потанину за 170 миллионов. Так зарождался союз между Ельциным и олигархами, которому предстояло сыграть решающую роль в переизбрании первого российского президента на второй срок. Олигархи получили в свои руки все пружины управления государством, предоставив взамен Ельцину в распоряжение свои финансовые средства и принадлежавшие им СМИ.

Союз, хотя и раздираемый внутренними войнами между олигархами, сохранялся до того момента, когда верхушка российского предпринимательства решила, что нашла замену больному Ельцину - бывшего главу КГБ Владимира Путина, назначенного на пост премьер-министра. На протяжении первого года своего правления Путин ничего не менял в установившемся в стране олигархическом капитализме. Единственное, к чему стремился новый президент - взять под контроль этот капитализм. В действительности же оказалось, что даже если олигархи уже и не держали в своих руках ниточки власти, тем не менее, к августу 2002 года 85% торговых сделок проводилось восемью крупнейшими промышленными и финансовыми группами, имевшими в стране большое влияние. Из-за недостаточного кредитования малый и средний бизнес в России практически не развивался.

Несмотря на закат владельцев крупных медиа-империй, оспаривавших власть Путина - Гусинского и Березовского - дела у Ходорковского первоначально складывались благополучно: цены на нефть росли, а сам магнат стал поборником прозрачности в бизнесе и филантропом. Все продолжалось до ноября прошлого года, когда Ходорковского обвинили в финансировании гипотетического оппозиционного большинства на выборах в Госдуму. Однако, Хоффман напоминает, что в период правления Путина уже случались корпоративные войны. А потому возникает вопрос: пытается ли Путин построить крепкое государство после слабого правления Ельцина, или же просто собирается заменить прежнюю олигархическую верхушку на другую, более управляемую.

Из "Олигархов"

"Эпоха легких денег, беспокойное десятилетие девяностых скрыло лицо новой России. Воздух свободы действовал опьяняюще, но многие восприняли его как приглашение злоупотреблять этой свободой самым наглым образом. Свобода давала возможность обходить законы, надувать государство, обкрадывать население и оставаться при этом безнаказанным. Шахтеры, пенсионеры, учителя не получали своих зарплат, потому как "уполномоченные" банкиры-магнаты, которым надлежало от имени государства выплачивать причитающиеся работникам оклады, использовали их для получения быстрой прибыли. Россия разыгрывала спектакль, в котором московская элита, окружившая себя личной гвардией, выглядела сильнее самого государства (.). Ельцин и близкие к нему либералы-реформаторы лучшие годы своей жизни посвятили уничтожению советских символов, не намереваясь при этом возрождать сильное государство, которое в их памяти казалось еще слишком живой опасностью". (Дэвид Хоффман).