5 февраля 2004 года. Быть может, предыдущий российский парламент и не был сильно оппозиционным к Кремлю, но, когда Владимир Рыжков наблюдает за поведением своих коллег - депутатов новоизбранной Думы, то видит тревожный возврат к конформизму советского однопартийного государства.

Беспартийный г-н Рыжков, представляющий в Думе Алтайский край, говорит, что "нет никакой свободы" и "никаких дискуссий". "Когда я разговариваю с депутатами об их взглядах, они пожимают плечами и говорят, что 'все будет решаться наверху', - заявляет он. - Они как дети в детском саду".

В то время как президент Владимир Путин готовится к почти безусловному переизбранию в марте, главный вопрос заключается в том, а не получится ли так, что решительная победа пропутинской партии "Единая Россия" на декабрьских парламентских выборах обернется для него неприятностями во время его второго президентского срока.

"Путинская команда сегодня находится в состоянии эйфории. Кое-кто в Кремле верит, что даже смерть - необязательна, говорит аналитик политических проблем Борис Макаренко. - Их преимущество в том, что они получили свободу для реализации своей повестки. Их проблема в том, что система, работающая в благоприятную погоду, едва ли пригодна во время шторма".

Вне зависимости от того, насколько государство злоупотребило своими властными полномочиями ради обеспечения победы "Единой России как партии, голосующей за Путина - в соответствии с российским законодательством, президент не должен оказывать поддержку никакой политической партии - почти нет сомнений, что она получила поддержку избирателей.

Сегодня у этой партии более 300 мест в 450-местной Думе, что дает ей большинство в две трети, необходимое для изменения Конституции РФ.

Однако "Единая Россия" пошла дальше. Ее лидер Борис Грызлов стал спикером Думы, а из 12 заместителей спикера восемь являются членами этой партии. Она подняла пороговую планку для количества депутатов, которое необходимо, чтобы создать парламентскую "группу", выше, чем число ее соперников в Думе, тем самым обеспечив себе контроль над всеми процедурными вопросами. Все 29 думских комитетов возглавляются членами "Единой России".

"Источником политической власти должен быть народ, но взгляды народа не находят отражения в Думе", - говорит г-н Рыжков, который оспаривает действия "Единой России" в Конституционном суде РФ.

"Есть тут хорошие люди. Но они конформисты и очень боязливы. Они оказались под контролем, неважно, пошли они на это ради карьеры или ради денег", - говорит г-н Рыжков. Он предполагает, что оказавшиеся в рядах этой партии государственные чиновники станут поддерживать своих боссов инстинктивно, а многие бизнесмены - "из страха".

Григорий Явлинский, лидер либеральной партии "Яблоко", которая не сумела удержаться в Думе во время выборов в прошлом (так в тексте - прим. пер.) месяце, утверждает, что две из четырех представленных в нынешней Думе политических партий - популистско-националистические ЛДПР и "Родина" - имеют тесные связи с Кремлем, тогда как коммунисты не всегда голосуют против Кремля, хотя на словах они позиционируют себя как оппозицию.

"Если сегодня выбрать по представителю от каждой из четырех партий и попросить их подготовить политические предложения - по системе образования, олигархам, Чечне, внешней политике - то они предложат одни и те же идеи", - говорит он.

Напротив, говорит он, либеральные законодатели в предыдущей Думе вносили в законопроекты важные изменения, включая либерализацию электрического сектора, и планировали новые жесткие правила о гражданстве. Подобные меры сегодня станут возможными только, если г-н Путин исполнит свое обещание воспользоваться опытом этих партий в частных обсуждениях.

Валерий Богомолов, генеральный секретарь "Единой России", отвергает эту критику. "Мы не скрываем, что хотим быть партией парламентского большинства, однако мы понимаем ответственность. Новая Дума не похожа на коммунистический Верховный Совет, который просто создавал видимость демократии".

Однако, говорит он, ему хотелось бы, чтобы в партии была "партийная дисциплина", а также чтобы обсуждения велись преимущественно не в Думе, а в "Единой России", которая будет консультироваться с экспертами по новым законопроектам. "Дума - не место для политических дискуссий; в ней должны обсуждаться технические вопросы", - говорит он.

Он сравнивает "Единую Россию" с водителем Думы. "Пассажирам, быть может, известно общее направление, но, если водитель станет прислушиваться к их советам, когда один требует повернуть направо, в то время как другой - налево, а кто-то еще - затормозить, то он никуда не попадет или перевернется. Водитель должен сохранять контроль в своих руках, а если после 4 лет мы заедем в тупик, то поменяем водителя".

Именно это и страшит Кремль. "У нас нет права на ошибку, - заявило одно официальное лицо. Имея такое влияние в Думе, Кремль не сможет переложить вину на кого-то другого. Теперь, когда г-н Путин избавился от своих публичных политических оппонентов в парламенте, его враг может появиться из рядов его сторонников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.