Кандидат в президенты, придерживающаяся либеральных взглядов Ирина Хакамада, рассматривает политическую систему своей страны как возврат к советским временам. Российский политик (ей 48 лет), бывшая предпринимательница, дочь японского коммуниста бросает вызов главе Кремля Владимиру Путину. Вопреки советам представителей демократического лагеря она выставила свою кандидатуру на президентские выборы, которые состоятся 14-го марта

"Die Welt": Госпожа Хакамада, Вы проиграли парламентские выборы, баллотируясь по одномандатному округу. Теперь, тем не менее, Вы баллотируетесь на пост президента. Почему?

Хакамада: Я потеряла в Санкт-Петербурге столь же мало, как и СПС, и «Яблоко». Это знают все. И для того, чтобы это не повторилось, надо использовать демократические процедуры, вести разговор с людьми и объединять их.

"Die Welt": Но ведь демократы не поддерживают Вас.

Хакамада: Каких демократов Вы имеете в виду? Народ или элиту? То, что меня не поддерживают Явлинский, Чубайс, Гайдар, ничего не значит. Но меня поддерживает народ, только никто не видит этого.

"Die Welt": Без Вашего участия президентские выборы приобрели бы очевидную форму фарса. Вы придаете легитимность этому фарсу?

Хакамада: Меня не интересуют разговоры о легитимации. Путина изберут в любом случае, но без моего участия не было бы ничего слышно о демократической оппозиции.

"Die Welt": Во время парламентских выборов Вы очень хорошо прочувствовали, с какой беззастенчивостью власть имущие используют административный ресурс. Вы ожидаете этого и в ходе президентских выборов?

Хакамада: Да, но что из того. Надо все же бороться. 75-летняя история Советского Союза показала, что это не было эффективным. И теперь они снова начинают строить Советский Союз, только несколько помягче.

"Die Welt": Как Вы расцениваете террористический акт, совершенный в прошедшую пятницу? Как этому можно противодействовать?

Хакамада: У меня есть вопрос к руководству страны. Почему после серии террористических актов никто из руководства спецслужбы не был отправлен на пенсию, хотя очевидно, что оно работает неэффективно? Конечно, можно говорить, что террористические акты финансируются из-за границы. Но острый конфликт, из которого проистекает террор, имеет внутрироссийский характер.

"Die Welt": Вы подвергли резкой критике Кремль и Путина за их действия во время захвата заложников в музыкальном театре «Норд-Ост» и за Чечню. За что, по-Вашему, их можно критиковать еще?

Хакамада: Это бюрократия, коррупция, неэффективное использование властных полномочий. У нас два правительства: кабинет и президентская администрация. Дума, Совет Федерации находятся в подчинении Кремля. Нет независимых средств массовой информации, нет демократии. Рынок платит налоги и взятки. Это рыночный феодализм.

"Die Welt": Как Вы собираетесь с этим бороться?

Хакамада: Нам необходима, прежде всего, свобода, затем нормальная зарплата и закон. Все три элемента должны находиться во взаимодействии.

"Die Welt": Во время избирательной кампании речь также идет о личностях. Чем вы отличаетесь от Путина?

Хакамада: Я могу говорить о десятилетней политической карьере, Путин - о десяти годах чиновничьей работы. Я хорошо понимаю, какой политический курс я собираюсь взять. Путин этого не понимает. Поэтому у нас такая странная политика. У нас немного рынка, много неэффективной власти, очень много бюрократии, очень много православия, очень мало свобод, очень много военных, которые не занимаются выполнением своих непосредственных задач.

"Die Welt": Вы считаете умным связывать свою политическую судьбу с ресурсами нефтяного концерна ЮКОС?

Хакамада: Это не так, я не связана с ЮКОСом.

"Die Welt": Но Леонид Невзлин является одним из главных акционеров.

Хакамада: С ним только, как с человеком. Денег у меня нет, речь идет об организационных ресурсах.

"Die Welt": На чью поддержку Вы еще можете рассчитывать в предвыборной кампании?

Хакамада: Людей, которые меня поддерживают, я не назову. Иначе с ними произойдет то же самое, что и с Невзлиным, которого объявили в розыск. Все деловое сообщество стоит как по струнке и боится, Союз предпринимателей аплодирует президенту.

"Die Welt": Запад тоже аплодирует. . .

Хакамада: Это понятно. У Путина рейтинг 70 процентов, он обходителен. Формально он говорит правильные вещи. Сначала все кричали, что он человек КГБ, теперь все кричат: демократ. Запад любит победителей. Но никто не понимает, что происходит в России.

"Die Welt": Как, по-Вашему, должен был бы вести Запад?

Хакамада: Прагматично. Но европейцы должны также понять, что Россия это не западная демократия, что она - страна, находящаяся на переходном этапе.

"Die Welt": И куда, по-Вашему мнению, движется Россия?

Хакамада: Если мы говорим о рыночной экономике, то путь верный. Если говорим о политической системе, то идем вообще не в том направлении. Тут путь ведет просто в советские времена, пусть и в облегченной форме.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.