В то время как вся Венесуэла развлекалась, наблюдая за спектаклем, разыгранным Фиделем Кастро (Fidel Castro) и президентом Чавесом (Chavez) на острове Ла-Орчила, российский министр иностранных дел Игорь Иванов подписывал соглашения, позволяющие русским построить военную аэрокосмическую базу на территории Венесуэлы, продавать оружие и оборонительные системы, контролировать производство алюминия и вести работы по строительству "самой крупной в Латинской Америке гидроэлектростанции" в Карони.

Невозможно хранить в тайне

У сотрудников разведслужб принято говорить, что раскрывать секреты не так уж и сложно, гораздо труднее понять, из каких собственно тайн складывается мозаика этих секретов. Именно такая атмосфера и сложилась во время подписания денежных контрактов. Журналисты, аналитики, печатные, телевизионные и радио СМИ раскопали столько всевозможных секретов, что редакторам всех этих изданий, выбиравшим наиболее актуальные и важные новости, пришлось столкнуться с настоящей головоломкой.

Тайны - дело совсем иное. Разве были полностью раскрыты секреты взаимоотношений с правительством Кубы? Или секреты управления общественными фондами? Что-то не верится. Еще одна из таких загадок отношения правительства президента Чавеса с российскими олигархами и российским правительством Владимира Путина.

Союзники или соперники?

Россия является первым в мире производителем и экспортером нефти, Венесуэла занимает пятое место. Половина экспорта и той и другой страны приходится на поставки нефти и природного газа за границу за границу. Традиционным и естественным рынком для Венесуэлы всегда были Соединенные Штаты, которые с каждым годом потребляют все больше энергии. Взаимовыгодный стратегический альянс Венесуэлы и США на протяжении почти столетия являлся основным моментом двусторонних отношений, а сегодня попадает в водоворот расчетов.

Недавно установленные нефтяные контакты между Россией и Саудовской Аравией, покупка компанией "ЛУКОЙЛ" (второй в России нефтяной корпорацией) 1300 заправочных станций у "Гетти", расположенных в самом центре рынка "Citgo" (между Массачусетсом и Вашингтоном), вся недавняя история и тот факт, что оба упомянутых государства контролируют огромный сегмент международного нефтяного рынка, превращает Россию вовсе не в союзника, а в опасного соперника. Тем не менее, в противовес всем национальным интересам, правительство Чавеса ставит под угрозу весь ход естественного развития отношений со Штатами и предпринимает самоотверженные усилия быть услышанным Россией, преследуя при этом абсурдную политическую цель получить свою долю влияния во внезапно ставшем недостижимым многополюсном мире. Пораженный "манией величия" Уго Чавес предпринял несколько спорных шагов, угрожающих определенной части национальных интересов.

Космический центр имени Хруничева и Дерипаска

Наиболее важная часть короткого визита министра иностранных дел Игоря Иванова в Каракас (22-23 декабря прошлого года) осталась незамеченной пустословами из печатных СМИ, преднамеренно либо нет, увлекшимися визитом Фиделя Кастро. В то время как все внимание было приковано к "частному" визиту на Ла-Орчилу, Иванов в ходе своего "официального" визита подписывал соглашения, которые венесуэльское правительство потрудилось обнародовать. Стало известно, что в ходе упоминавшихся переговоров была совершена транзакция принадлежащей PdVSA (Petroleros de Venezuela, S.A.) нефтеперерабатывающей компании Ruhr российской "Альфа-Групп". Кроме того, обсуждались еще и вопросы, касающиеся алюминиевого производства и электроэнергии. Также был подписан меморандум о взаимопонимании, ставший следствием другого соглашения, заключенного в 2001 году министром Карлосом Генатиосом (Carlos Genatios) и директором космического центра имени Хруничева, о строительстве в Венесуэле платформы для запуска спутников.

Один из владельцев компании "Русал" - второго в мире производителя алюминия - Олег Дерипаска так же побывал в Каракасе, преследуя при этом единственную цель - венесуэльский алюминий. Кроме того, в работе над этими скрытыми соглашениями участвовали и представители "Энергопрома". В Москве обе группы (алюминиевая и энергетическая) отметили, что в Венесуэле шла работа над "крайне специфическими проектами", например, о строительстве гидроэнергетической системы в Карони, работу над которой представители "Энергопрома" назвали "крупнейшим энергетическим проектом Латинской Америки". Эти слова подтвердил и директор департамента Латинской Америки МИД РФ Валерий Морозов.

Оружие многополярности

Когда Хосе Висенте Ранхель (Jose Vicente Rangel) был назначен на должность министра иностранных дел Венесуэлы, он предугадал подобное дипломатическое наступление, потому как был убежден, что это лучший способ добиться влияния в новом многополярном мире. Популистские интересы взяли верх над интересами национальными. Твердо убежденный в том, что российскую дипломатию "красивыми революциями" не пронять, президент Чавес начал вспоминать об истребителях МиГ 29, военных вертолетах, прочих видах вооружения, спутниках, алюминии, источниках энергии и разведывательной технике. Все эти усилия были направлены на то, чтобы привлечь к себе внимание президента Путина, который мог бы позволить Чавесу занять свое место в новом планетарном многополярном порядке.

Командующий военно-воздушными силами Венесуэлы генерал Регуло Ансельми (Regulo Amselmi) в августе 2001 года посетил Москву, где провел переговоры о покупке истребителей МиГ 29. Его визиту предшествовал визит будущего главы венесуэльского МИДа Ранхеля, приезжавшего в российскую столицу в мае того же года. Бывший в то время министром обороны Ранхель подписал со своим российским коллегой Сергеем Ивановым соглашение о "военном сотрудничестве", включавшем в себя, в том числе, и возможность приобретения МиГ 29. В следующем месяце Россию посетил уже сам президент Чавес, отметивший, что в ходе переговоров обсуждалась возможность "приобретения оборонительных видов вооружения". Российские чиновники не скрывали, что продажа оружия связана с внешнеполитическим курсом Кремля, в частности, с намерением увеличить объем подобных коммерческих сделок с Латинской Америкой.

В том же самом 2001 году президент Чавес предпринял безрезультатную поездку по четырем континентам, целью которой была защита цен на нефть. Поездка венесуэльского президента закончилась встречей с российским коллегой Владимиром Путиным. Чавес пригласил российского президента посетить Венесуэлу, а выходящие в России газеты говорили о его намерениях приобрести оборонительные системы. Для регулирования подобных отношений была создана двусторонняя комиссия, в состав которой вошли вице-президент Венесуэлы и заместитель премьер-министра России.

Подобное "намерение приобрести оружие" было настолько очевидным, что в очередную годовщину FAN (Fuerzas Armadas Nacionales) Россия направила в Маракай транспортный Ан-124-200 "Кондор" с двумя МиГ 29 на борту. Истребители поднялись в небо над Каракасом всего лишь через несколько дней после всеобщей забастовки, созванной 2 декабря 2002 года. 4 января прошлого года Чавес в телефонном разговоре с Путиным повторил свое приглашение посетить Венесуэлу. Забастовка и иные события, последовавшие за государственным переворотом 11 апреля 2002 года, приостановили процесс двусторонних отношений, но они не были забыты окончательно.

Сигнал тревоги

Несмотря на все вышеперечисленные события, правительство Венесуэлы в категоричной форме опровергло заявление бывшего министра финансов Колумбии Хуана Мануэля Сантоса (Juan Manuel Santos) о российско-венесуэльских переговорах о продаже МиГ 29. Посол Венесуэлы в Боготе Карлос Сантьяго (Carlos Santiago) назвал Сантоса "безответственным обманщиком и циником". Чавес опроверг факт ведения переговоров, признав, что в его намерения входит лишь "покупка вертолетов". Стремление привезти Путина в Каракас стало равнозначно стремлению стать частью многополярного мира. Ради достижения подобной цели велись переговоры, касающиеся базовой индустрии страны и затрагивающие национальный суверенитет, подтверждением чему может служить соглашение о строительстве на венесуэльской территории платформы для запуска спутников, заключенное с космическим центром имени Хруничева - ведущим предприятием российской военно-космической отрасли.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.