Майкл Макфол - профессор политологии Стэнфордского университета

В Соединенных Штатах споры о будущем российской демократии ведутся на протяжении нескольких лет. Однако в последние три года количество примеров отхода от демократии - арест Михаила Ходорковского или декабрьские выборы, оцененные Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе как "несправедливые" - подняло эти дебаты до уровня политиков из администрации Буша (Bush).

Заявления, сделанные чиновниками Государственного департамента США, выражают озабоченность разрушением демократии в России. В статье про советника по вопросам национальной безопасности Кондолизу Райс (Condoleezza Rice), которая является близким соратником президента Буша и главной фигурой, определяющей политику США в отношении России, говорится, что Райс тоже озабочена отходом России от демократии. В статье говорится, что Райс "сказала г-ну Бушу, что она обеспокоена развитием событий в России, в которой президент Владимир Путин, которого Буш называет доверенным другом, сажает за решетку богатейшего бизнесмена страны". Подобное выражение г-жой Райс озабоченности по поводу России отличается от прежних, более позитивных высказываний о Путине. Госсекретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell) во время своего визита в Россию пару недель назад пошел еще дальше, заявив в опубликованной в газете "Известия" статье, что он очень обеспокоен российскими антидемократическими тенденциями.

Многие представители американского бизнес-сообщества, судя по всему, до сих пор считают, что Путин является положительной политической силой, продвигающей политические и экономические реформы. Однако в Вашингтоне, хотя многие и продолжают верить, что Путин делает правильные вещи в экономике, все меньше и меньше людей готовы защищать его достижения в политической сфере.

Имеет ли значение для интересов национальной безопасности США, является Россия демократическим государством или нет? Изменится ли коренным образом политика США в отношении России из-за растущих опасений, вызванных склонностью Путина к авторитаризму?

В администрации Буша и политическом сообществе в целом существуют две школы, два подхода к последним событиям в России. Одна школа утверждает, что политика Путина представляет собой отход от затянувшегося процесса развития демократии в России, что его политика сводит на нет те скромные результаты, которых Россия достигла в ходе развития демократии в 1990-х годах. Поэтому, считает данная школа, администрация Буша должна критиковать Путина и делать все, чтобы остановить его движение вспять от демократии. Они считают, что именно смена режима в Советском Союзе и России сделала страну более близким партнером Запада, и, соответственно, именно смена режима на более авторитарный снова сделает Россию соперником Запада.

Сторонники второго подхода утверждают, что действия Путина отличаются преемственностью. Демократии не было при Борисе Ельцине, нет ее и сейчас. Путин управляет страной так же, как это делал его предшественник (а так же генеральные секретари и цари до них). Представители этой школы считают, что Соединенные Штаты мало что могут или мало что должны делать для продвижения демократии в России; вместо этого, утверждает эта школа, США должны и обязаны вести дела с московским режимом независимо от того, демократический он или авторитарный. Например, США имеют стратегические интересы в Китае, Пакистане и Саудовской Аравии и сотрудничают с авторитарным руководством этих государств. То же самое должно быть и с Россией.

До настоящего времени Буш следовал политическим предписаниям этой второй школы. В своих речах он неоднократно заявлял о приверженности Соединенных Штатов идее распространения демократии в мире, и перечислял страны, которые являются проверкой для этой приверженности - Куба, Бирма, Зимбабве, Китай. России в этом списке не было.

Отсутствие России в списке объясняется тем, что перед Бушем стоит еще одна задача - борьба с терроризмом, которая для него более важна, чем продвижение демократии. В этой войне Буш разделил весь мир на союзников и врагов, не оставив никого посередине. И в этом черно-белом мире Россия находится на белой стороне, является союзником США в борьбе с терроризмом. Поэтому Буш останется верным сторонником Путина, независимо от того, сколько членов его команды будут обеспокоены путинскими авторитарными тенденциями.

Однако это не означает, что, оставаясь сторонником Путина, Буш будет вкладывать какой-либо политический капитал в действительное улучшение американо-российских отношений. В первую очередь и сильнее всего Буш сконцентрирован на борьбе с терроризмом, поэтому у него не так много времени, чтобы посвящать его различным аспектам взаимоотношений США и России.

Многие российские политики обеспокоены агрессивным стремлением Вашингтона распространять влияние США в государствах, образовавшихся после распада Советского Союза. Это является большим преувеличением, тиражируемым скорее теми российскими политиками, которым нужен враг, чем теми людьми в Вашингтоне, которые хотят добиться гегемонии Соединенных Штатов. На самом деле, высокопоставленные представители администрации Буша поглощены Ираком, и у них нет времени или желания заниматься Россией или строить грандиозные схемы гегемонии США в Евразии.

Такие страны, как Россия, Грузия или Узбекистан имеют значение только в плане войны с террором. Поэтому Узбекистан имел большое значение, когда война в Афганистане была в разгаре, но сегодня он такого значения уже не имеет. Грузия попадет в поле зрения Буша только в случае кризиса. Выборы на Украине, которые считаются некоторыми московскими политиками следующей важной ареной борьбы России и США в борьбе за влияние в регионе, не являются той темой, которая попадет на стол президента Буша. Даже Россия имеет второстепенное значение сейчас. Она была важна, когда были нужны голоса членов ООН, позволяющие принять решение о войне в Ираке, однако сейчас Россия имеет меньшее значение. Идея "стратегического партнерства" подвешена в воздухе. Интеллектуальные ресурсы администрации Буша сейчас очень сильно рассредоточены, равно как и военные ресурсы Соединенных Штатов.

В войне с террором администрации Буша нужны от России несколько конкретных вещей: содействие в облегчении долгового бремени Ирака, поддержка стремления США сделать ядерную программу Ирана более прозрачной, и содействие в ходе шестисторонних переговоров по проблеме Северной Кореи. Однако, до настоящего времени Россия оказала только лишь частичную помощь при решении этих проблем (речь идет об уменьшении иракского внешнего долга).

Именно сейчас, когда авторитарные наклонности Путина проявляются более явно, чем когда-либо, мало кто в Вашингтоне считает, что настало время новых крупных инициатив в отношении России. Идея американо-российского союза, появившаяся после событий 11 сентября 2001 года, так и не получила развития. Вместо этого администрация Буша хочет иметь с Россией просто устойчивые, стабильные взаимоотношения.

Такая политика продолжится как минимум до президентских выборов в США. Ни один действующий президент не стремится в год выборов менять направление своей внешней политики, так как перемены могут быть истолкованы оппонентами как признак политической неудачи. Буш сохранит свой курс в отношении России, и будет надеяться, что до ноября в американо-российских отношениях не возникнет каких-либо сюрпризов. Это означает, что до конца своего первого срока президент Буш не будет предпринимать в отношении России никаких новых крупных инициатив, ни положительных, ни отрицательных.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.