Случай с находившимся неизвестно где несколько дней кандидатом на пост президента Иваном Рыбкиным; оживленная дискуссия в обществе по вопросу, сколько же в действительности погибло людей во время террористического акта в московском метро на прошлой неделе: 39 погибших, как утверждается официально, или же более 100, как это сообщала «Новая газета»? Последние газетные сенсации, связанные с внутриполитической жизнью России, являются дополнительным штрихом к картине политических нравов, которые характерны в настоящее время для крупнейшей страны на планете.

Россию Путина, как и раньше, нельзя называть «нормальной страной» в западном понимании. И предостерегает на этот счет не только соперница нынешнего главы государства на предстоящих 14-го марта президентских выборах Ирина Хакамада, придерживающаяся либеральных взглядов: «Мы переживаем ренессанс Советского Союза - только на этот раз без коммунизма, но зато с однопартийной системой».

В последнее время администрация США тоже стала понимать, что льстивая позиция по отношению к Владимиру Путину не способствовала реальному распространению в России представлений о западно-либеральных ценностях. Сейчас, в ходе начавшейся избирательной кампании, Вашингтон дает обратный ход: государственный секретарь Колин Пауэлл (Colin Powell) две недели назад в своей статье, опубликованной в газете «Известия», дал крайне негативную оценку состояния демократии в России («политическая власть еще не полностью следует закону»). А сенатор от Республиканской партии Джон Маккейн (John McCain) совершенно открыто сказал недавно на международной конференции по вопросам безопасности, проходившей в Мюнхене, об «эрозии демократии в России». Господство Путина зиждется не на принципах правового государства, не на плюрализме и не на уважении суверенитета соседних государств. Влиятельный сенатор от Аризоны сразу же перечислил также и прегрешения: начиная от подавления Москвой оппозиции и средств массовой информации и кончая коварными действиями российских агентов в соседних с Россией государствах.

Разумеется, дело в отношениях между Вашингтоном и Москвой касается, в конечном итоге, одного вопроса: вопроса геополитического соперничества в борьбе за власть и влияние на постсоветском пространстве. При этом русские пытаются воспользоваться тем обстоятельством, что односторонние действия нынешней администрации США во внешнеполитической и военной сферах нанесли ущерб убедительности Америки. Но разве это может служить для Москвы оправданием для того, чтобы она преследовала на окраинах своей бывшей зоны влияния неоимпериалистические цели?

Путин за прошедшие четыре года принес, конечно, России стабильность, - но стабильность автократии. Политические рефлексы нынешней господствующей элиты в Москве бюрократичны и авторитарны и изнутри, и снаружи. Это проявляется, например, в преследовании ставшего неугодным олигарха Михаила Ходорковского. Но это проявляется также тогда, когда западным журналистам, готовившим критические материалы о ситуации с правами человека в России и о войне в Чечне, с недавних пор снова отказывают во въездных визах, то есть выставляют за дверь.

Путин, судя по ситуации, может рассчитывать, что на выборах 14-го марта получит 80 процентов голосов избирателей. Ничто не говорит в пользу того, что он использует свой второй президентский срок для того, чтобы повести страну по пути демократии и правового государства.

Иными словами, Россия эпохи Путина II, будет стабильной, но, наверняка не будет нормальной демократической страной. Для США, как и для ЕС, это может лишь означать, что нормальных отношений с Москвой не будет. На практике это значит, что стыдливо замалчивать дефицит демократии в России, как это делали последние четыре года президент США и главы правительство европейских стран, без каких-либо последствий в плане изменения поведения их «хорошего друга», станет больше невозможным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.