17 февраля 2004 года. Через месяц россияне будут выбирать президента. Это можно было бы счесть за добрый знак для консолидации российской демократии. Однако под поверхностью электоральной политики - и даже не очень глубоко - скрываются тревожные признаки, что основа российской демократии начинает разрушаться.

Одним из мерил здоровья демократии является судьба диссидентов. Россия в этом плане не может похвастать успехами. Преследования и нападения на журналистов стали привычным явлением, а иногда их убивают, либо они чудом избегают смерти. Елена Трегубова, автор бестселлера, в котором дан нелицеприятный портрет президента Владимира Путина, в этом месяце едва не погибла от взрыва бомбы, подложенной под дверь ее квартиры. Иван Рыбкин, один из главных критиков Путина и кандидат в президенты, таинственно исчез на 6 дней и столь же таинственно объявился в прошлый вторник, а позднее утверждал, что его похитили.

Был ли инцидент с Рыбкиным дурацким политическим PR-трюком или чем-то более зловещим? Последняя интерпретация основана на том факте, что Рыбкин поддерживает отношения со ссыльным олигархом и архикритиком Путина Борисом Березовским. У Рыбкина нет никаких шансов победить на выборах действующего президента, который пользуется огромной популярностью и господствует в контролируемом государством теле- и радиоэфире. Но Путин систематически преследует олигархов. В дополнение к Березовскому в ссылке оказался другой магнат, Владимир Гусинский, а бывший глава нефтяной компании "ЮКОС" Михаил Ходорковский "парится" в тюрьме по обвинению в коррупции.

Россияне испытывают мало симпатий к олигархам, рассматривая их - и не без оснований - как коррумпированных людей, завладевших своими богатствами неправедными путями. Однако Путин в своей кампании против плутократов руководствуется не тем обстоятельством, что эти люди разбогатели, но тем, что в процессе накопления состояний они либо стали проявлять политические амбиции, либо начали финансировать политические партии и общественные организации.

Путин не терпит критики или соперничающих центров власти. В самом деле, во время получившей сегодня известность встречи он заявил олигархам, что не станет интересоваться историями их обогащения при условии, что они будут держаться подальше от политики. При его правлении прекратили существование частные российские телевещательные сети, а газеты и журналы, когда-то бесстрашно критиковавшие правительство, подверглись преследованиям в судебном порядке и сегодня прибегают к самоцензуре.

Имеются и другие тревожные признаки в отношении будущего России. Ужасная война в Чечне, начатая в 1999 году, продолжается, и конца ей не видно. Поскольку не принимаются меры к обеспечению безопасности невоюющих людей, она причиняет огромный урон мирному чеченскому населению. После того как были разрушены их жилища, погублен домашний скот, многие либо оказались в лагерях для беженцев в Ингушетии, либо остались выживать среди руин.

Война также развратила российских военнослужащих. Солдаты - деморализованные, плохо вооруженные и оснащенные, голодные и не имеющие хороших командиров - занялись пытками, изнасилованиями, грабежами и захватами заложников. Очень немногие были привлечены к ответственности.

Как результат всего вышеперечисленного, все больше и больше молодых чеченцев - в особенности женщин, которые потеряли на этой войне мужей или детей - готовы стать террористами-смертниками и совершать самоубийственные взрывы или иные теракты в Москве и в других уголках России.

Терроризм не только погубил много невинных россиян; он еще больше поставил под угрозу хрупкую российскую демократию, позволив правоохранительным органам действовать без всяких ограничений. Милиция на московских улицах в обычном порядке злоупотребляет своими служебными полномочиями, применяя меры физического воздействия и арестовывая чеченцев и представителей других национальностей Северного Кавказа. Растет ксенофобия среди россиян, которых не волнуют подобные насильственные действия милиции, и которые даже считают их оправданными.

Демагоги крайне правого толка, такие, как Владимир Жириновский, глава ультранационалистов и странно названной Либерально-демократической партии России (ЛДПР), проповедуют поголовное выселение чеченцев из Москвы. Путин, заявивший сразу после взрыва в московском метро 6 февраля с.г., что ему известно, что за этим терактом стояли чеченцы, хотя, по собственному признанию, у него не было никаких доказательств, подогревает эту нетерпимость и фанатизм. Отвергая все предложения о политическом решении чеченской проблемы, он фактически гарантирует, что невинные чеченцы и россияне будут погибать и дальше.

Несмотря на эти условия, Запад по большей части продолжает хранить молчание. Война России в Чечне, в которой ее армия ведет себя скорее как толпа мародеров, нежели как профессиональная военная организация, редко подвергается критике. Белый дом рассматривает Чечню через призму событий 11 сентября и фокусирует внимание на борьбе России против террора. Индустриализованные нации Большой Семерки и Совет Европы продолжают благоприятно относиться к России, даже несмотря на то, что обоснованием ее принятия в эти организации было желание вознаградить ее за демократизацию и способствовать продолжению этого процесса.

Реалия в том, что российская демократия в данный момент подвергается сильному давлению, и шансы на ее выживание начинают казаться довольно слабыми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.