23 февраля в России отмечали день Вооруженных Сил Российской Федерации и, конечно же, этот праздник отмечали в Москве. Однако, на 'этот день пришлась и 60-я годовщина со дня советского преступления против чеченского народа и, конечно же, это событие в Москве не отмечали. В действительности, ранее предложенную церемонию запретили, а ту группу людей, которая несмотря ни на что все-таки собралась почтить память того события, разогнала милиция. Но от прошлого нельзя так просто избавиться - с ним надо считаться, если жестокий чеченский конфликт хотят урегулировать политическим путем.

Преступление заключалось в распоряжении Иосифа Сталина депортировать чеченцев 23 февраля 1944 года. Это событие для чечеченского народа играет ту же самую роль, что и Холокост для Евреев или Геноцид для Армян. Тот день, когда Сталин посадил в вагоны для перевозки скота около 1 миллиона чеченцев и отправил их на широкие просторы Сибири и центральной Азии, навсегда останется в нашей памяти. Одна треть людей погибла в пути. Многие другие умерли не выдержав жестокие условия изгнания.

Во времена Советской эпохи депортация была запрещенной темой для обсуждений, и о ней говорили, разве что, за закрытыми дверьми. Будучи маленьким мальчиком, большую часть информации об этом событии я узнал из разговоров пожилых женщин, которые собирались у нас на кухне. Как-то, когда они думали, что я их не слышу, моя мама рассказала своим сестрам, как женщины, перевозимые в вагонах, стеснялись справить нужду на глазах у мужчин и терпели до тех пор, пока их мочевые пузыри не разрывались. Только когда мне исполнилось 14 лет, я осознал весь ужас произошедшего. Тем летом мой отец показал мне и моему брату-близнецу скалу, расположенную неподалеку от старейшей деревеньки Макажой, с которой сотрудники НКВД сталкивали людей отказавшихся уехать, среди которых были и мои родственники.

Сталин утверждал, что чеченцы были сторонниками нацистов. Для большинства чеченского народа это было оскорблением, включая и моего отца, который во время Второй Мировой войны воевал на северо-восточном фронте и был ранен. Но несмотря на все его ранения его тоже депортировали. Он вернулся в Чечню из Казахстана в 1959 году, после того как Никита Хрущев разрешил чеченцам возвратиться на родину. И только после прихода к власти Михаила Горбачева моего отца и других чеченцев, сражавшихся во время войны, признали ветеранами и дали пенсии. Мой отец с гордостью носил медали.

Чечня борется за независимость уже 400 лет. Депортация 1944 года была не единственной. В 19 веке чеченцев вынуждали уехать в Турцию, Иорданию и Сирию. В свете всей этой истории и сегодняшних событий в Чечне неудивительно, что мы думаем, что Россия хочет нас уничтожить.

Примерно одна четвертая часть нашего населения была уничтожена, начиная с 1994 года. Половина чеченского народа проживает за пределами своей страны. Этнографы говорят, что когда происходит подобное, нация перестает существовать. Согласно подсчетам, 75% окружающей среды в Чечне заражено. Я вспоминаю, как один из врачей из организации 'Врачи без Границ' сказал мне: 'Русским нет надобности бомбить вас, потому что вас убъет окружающая среда'. Я не поверил ему тогда. Теперь же, как доктор, я с уверенностью могу сказать, что Чечня - это зона медицинской катастрофы. Детские врачи свидетельствуют, что одна треть детей рождается с врожденными дефектами. Свирепствует неизлечимый туберкулез. Население страдает от пост-травматического стресса. Налицо депрессия и бессоница. У молодых людей случаются сердечные приступы.

Как и во всех сегодняшних войнах, включая и войну в Ираке, страдают в основном мирные жители. В Чечне, нарушения прав человека, которые прописаны организациями Надзор по Правам Человека, Международная Амнистия, Врачи за Права Человека и Российская Память, вселяют ужас. Чечня превратилась в прибыльный бизнес, которым управляет Российская Армия и ее преступные чеченские сторонники. Основу их деятельности составляют кражи молодых людей, продажа трупов родственникам, мародерство, хищение нефти и продажа оружия.

В августе 2000 года российские солдаты ворвались в дом моей сестры и забрали моего 20-летнего племянника Али. Его пытали и держали в яме 39 дней, пока окончательно не были оговорены условия выкупа. Его свобода стоила моей семье $10 000 и четырех винтовок.

Кремль провел блестящую работу, убедив весь мир, что чеченцы - нация бандитов и террористов. Действительно, ужасающие акты насилия совершаются в Чечне не только русскими, но и отдельными преступными чеченцами. Но преступления, совершенные чеченцами, включая и террористов смертников, в основном мотивированны местью за родственников, убитых русскими. Люди, которые потеряли все, думают, что им незачем больше жить. Они в отчаянии. Кровавая месть, в отличие от религиозного экстремизма, навеянного Ближним Востоком, управляет насилием. И я думаю, что так будет продолжаться до тех пор, пока 100 000 русских солдат остаются на территории Чечни.

Но террористические акты проводятся и за пределами Чечни, такие как недавний взрыв в Московском метро. И прежде чем начинать какое-либо расследование всю вину за варварские поступки сразу же возлагают на Чеченцев. Далее следуют репрессивные меры. В то же время, статьи в российских газетах и две последние книги свидетельствуют о том, что российские секретные службы играли свою роль в недавних террористических актах.

В отличие от моего поколения, которое жило в сравнительном мире с Россией, нынешнее поколение молодых чеченцев растет преисполненным чувством ненависти по отношению к русским. Молодое поколение игнорирует наши традиции. Они больше не слушаются старшее поколение. Если мировое сообщество ничего не предпримет в поддержку мирного урегулирования в Чечне, то нет никакой гарантии, что эти молодые люди не подпадут под влияние религиозных фанатиков. В таком случае, в истории России появятся проблемы намного серьезнее в отношении терроризма.

Хасан Баиев - писатель, Чеченский врач, получил политическое убежище в США в 2000 году. Автор работы 'Присяга: Хирург под Обстрелом'.