Интервью с Виктором Зубковым, председателем российского Комитета по борьбе с отмыванием капиталов:

Вопрос: Внесенная в свое время в список стран, не "сотрудничающих" в борьбе против отмывания капиталов, Россия входит сегодня в Международную рабочую группу по борьбе с финансовыми правонарушениями (ФАТФ). Какими средствами вы располагаете?

- Еще три года назад, Россия не имела ни законодательства, ни организма по борьбе с отмыванием капиталов. Не было ничего особенного в том, что в июне 2000 года страна была занесена в "черный список" ФАТФ. Результат не заставил себя ждать. Владимир Путин добился того, что Парламент принял необходимое законодательство к августу 2001 года и соответствующий орган был создан в ноябре того же года. Россия была исключена из "черного списка", став членом ФАТФ в июне 2003 года.

- Каковы, в этой связи, обязанности банковского сектора?

- В самом начале банки, пожалуй, не приветствовали принятые меры, поскольку были вынуждены нести определенные расходы с тем чтобы соответствовать новым правилам. Комитет по борьбе с отмыванием капиталов должен быть информирован обо всех финансовых сделках на сумму свыше 20 000 долларов. С 1-го февраля 2002 года банки также обязаны декларировать все сомнительные сделки независимо от их суммы.

- В чем, в сущности, заключается деятельность вашего Комитета?

- Мы получаем каждый день от 8 000 до 10 000 банковских сообщений. Разумеется, не все они имеют криминальный характер. Только от 8 до 10 % этих сообщений, которые рассматриваются как сомнительные, тщательно изучаются нашими 405 сотрудниками: 250 из них работают в Москве и 155 в регионах. Сообщения о замеченных нарушениях передаются в министерство внутренних дел, в ФСБ (секретная служба, бывший КГБ - ред.). За два года мы изучили 23 000 дел, из которых 244 были переданы в суд. По этим 244 досье было возбуждено около двадцати дел. По другим делам идет предварительное следствие с целью помешать возможным "отмывателям" сбежать или уничтожить доказательства. Мы имеем около десяти соглашений по обмену информацией с такими странами как Франция, Великобритания, Соединенные Штаты, Италия, Люксембург, Панама. В прошлом году мы ответили на 350 запросов, пришедших из этих стран.

- Каковы ваши приоритеты?

- Обучение, в частности, судебного персонала. В рамках программы Тасис Европейский союз выделил нам на три года 2,5 миллиона долларов для ознакомления судебного персонала с проблемой отмывания капиталов. Наши сотрудники имели стажировки в Великобритании и Соединенных Штатах. Кроме того, Россия хотела бы создать региональный центр ФАТФ для Средней Азии и Кавказа. Положение в этом регионе вызывает обеспокоенность. Ни одна из среднеазиатских стран - Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Киргизия и Таджикистан - не имеет ни законодательства, ни тем более органа по борьбе с отмыванием капиталов. А ведь некоторые из этих стран стали настоящей столбовой дорогой для наркотиков!

- А можно ли быть уверенным в том, что сотрудники Вашего Комитета остаются глухими к сладкоголосым сиренам коррупции?

- С момента создания Комитета у нас был только один подозрительный случай, и этот человек был уволен. Личные дела 405 наших агентов тщательно изучались. В основном, они работали в системе министерства финансов, комитета по валютному контролю и экспорту, ФСБ, Центрального банка и министерства внутренних дел. Кроме того, около пятнадцати человек осуществляют надзор за персоналом. Сильно постарались мы и в плане оплаты труда : зарплата наших сотрудников в два раза выше, чем в других министерствах.