Сергей явно недоволен своей работой. Как многие его коллеги, он тоже намерен вскоре уйти, - говорит он репортеру Удо Лилишкису. 'Мне нужно сначала найти приличную работу'. Сергей - московский милиционер, то есть полицейский. Разве это 'не приличная работа'? Во всяком случае за нее мало платят, так плохо, что один профсоюзный руководитель считает, что милиционеров прямо-таки вынуждают брать взятки. При этом и сам этот человек был жертвой широко распространившейся коррупции. Когда он еще сам работал в милиции, он раскрыл скандальный случай среди торговцев мясом. Это стоило ему рабочего места. 'Рыба гниет с головы', - говорит один критик милиции в репортаже АРД 'Кремль, тюрьма и коррупция'.

Собственный корреспондент в Москве Удо Лишкис представляет ошеломляющий репортаж об 'управляемой юстиции в России' - это подзаголовок. На первый взгляд, Россия находится на пути к правовому государству: признания, полученные путем пыток, могут быть оспорены в суде. А специальное подразделение министерства внутренних дел недавно накрыло банду милиционеров, которые только для того, чтобы повысить показатель раскрываемости, арестовывало бездомных как торговцев оружием. Или же арестовывало предпринимателей, также с помощью подкинутого оружия. Но осужден из этих 'оборотней' - так называют эту банду - пока еще никто не был. 'Суды просто не хотят признавать своих ошибок', - говорит один следователь. Или же не имеют право.

Лилишкис встречался с некоторыми судьями, снятыми с должностей, потому что они не хотели уступать давлению сверху. Они отказались выносить 'нужные' приговоры. 'Верхом' они называют нового московского председателя суда, госпожу Егорову, супругу генерала спецслужбы, - многозначительно уточняет Лилишкис. С тех пор, как к власти пришел Путин, рассказывает он, по всей стране военные и сотрудники спецслужб делают головокружительные карьеры, в юстиции тоже.

Заслуга Лилишкиса в том, что он проследил последствия коррупции до самого низшего уровня. Он наблюдал за работой милиции, разговаривал с правозащитниками и сопровождал одну женщину, Валентину, после ее освобождения. Валентине дали более пяти лет только за то, что она украла пять банок консервов.

В России тюрьмы переполнены, только в 0,8% процессов выносятся оправдательные приговоры. Этот показатель в целом по миру составляет обычно 20%, - говорит Лилишкис. В то же время не из одной другой страны не приходит столько жалоб в Европейский суд по правам человека, сколько из империи Путина.

Репортаж АРД 'Кремль, тюрьма и коррупция' в 23:00.