Дмитрий Тренин - старший научный сотрудник и руководитель направления в Московском центре Карнеги

Сейчас, когда 14 марта - день перевыборов президента Путина - все ближе, пора подвести итоги его президентства. Самое главное, это то, что Россия стабилизировалась. Стабильность изменила и внешний облик России 21 века.

В России Путина мир видит неоавторитарный режим, основанный на государственном капитализме, переплетенном с правящей бюрократией в окружении недоразвитого общества. В том, что касается власти как таковой, Россия явно противоположна бывшему Советскому Союзу. Эта Россия не способна и не желает полной интеграции с Западом.

Но даже и ослабленная Россия Путина продолжает числить себя среди великих держав. Правящая элита выступает против превращения России в младшего партнера США или в не столь уж важного члена западного сообщества. Что же касается российской элиты, реальная политика в 21 веке представляет собой смешение геополитики и геоэкономики с добавлением военной мощи. Идеология и ценности играют незначительную роль.

Таким образом, Путин видит в более близких отношениях с Западом не идеологический императив, а средство для экономической модернизации России. В отношениях с США и ЕС Путин хотел бы повысить статус России. Именно эта цель стоит перед его политикой модернизации России.

Российские лидеры более не надеются на реальное содействие Запада. На смену утратившему доверие предположению, что другие страны станут спасать Россию пришло решение опереться на собственные силы. Иностранные инвестиции все еще желанны, но никто уже не придает былой важности их привлечению. Многие считают, что Россия вполне может обойтись собственными средствами.

Та же логика и отношении военно/стратегических вопросов. Поскольку Америка относится с уважением только к сильному противнику, Россия будет совершенствовать свою военную мощь, чтобы сравняться с США, в частности, в ядерном оружии. Слишком тесные отношения с НАТО (не говоря уж о вступлении в Договор) лишат Россию стратегической независимости.

Противостояния с Америкой следует, конечно же, избегать. Но, в силу невозможности союза равных, наиболее вероятным представляется гибкая комбинация ограниченного партнерства и местного противостояния. Российские руководители ясно сознают реальное положение страны и поэтому принимают необходимость концентрации на жизненно-важных интересах. Они убеждены в том, что Россия великая держава, которая пока должна выступать на региональном уровне.

Основной целью этой стратегии на ближайшее будущее является восстановление влияния России в бывших республиках Советского союза. Эту стратегию можно назвать "Операция СНГ" Цель не в возрождении Советского Союза. Все страны СНГ, за исключением, пожалуй, Белоруссии, сохранят свою независимость. После ухода президента Александра Лукашенко Беларусь может влиться в Россию, как в начале 90-х Восточная Германия была поглощена Западной Германией.

Преобразование России в экономически притягательную силу для СНГ станет основой возрожденного российского стратегического влияния. В обмен на экономическую поддержку Кремль потребует политической лояльности. Критерий такой лояльности будет весьма прост - участие в возглавляемых Россией структурах обеспечения безопасности и нейтрализация "чрезмерного" влияния третьих сторон (Великобритании, ЕС, Китая или Турции) на страны СНГ.

Соглашения с правящей элитой стран СНГ станет основным инструментом осуществления "Операции СНГ". Потребуются значительные усилия по продвижению пророссийских группировок и постепенному ослаблению и нейтрализации про-западных кругов.

Достижение этой цели потребует много времени, но общность политического и экономического устройства стран СНГ с существующим в России облегчит задачу. Более того, для этих стран СНГ интеграция с Западом просто невозможна. Элита этих стран, получившая власть и обогатившаяся в одночасье не ощущает себя в безопасности. Их могут привлечь обещания помощи со стороны России, в особенности в свете того, что вопрос об утрате суверенитета подниматься не будет.

При проведении этой стратегии Россия столкнется с трудностями. Прошлогодняя попытка Путина добиться от президента Джорджа Буша признания "особых интересов России" в странах бывшего Советского Союза провалилась, точно так же, как и подобная попытка бывшего президента Бориса Ельцина, предпринятая за десять лет до этого. В отличие от Ельцина Путин не сдастся и надеется воспользоваться тем, что Америка будет слишком занята борьбой с терроризмом и распространением ОМУ, реорганизацией Ближнего Востока и удерживания Китая от слишком резких возражений.

Российская активность в СНГ поставит ее в прямое противостояние с ЕС. Если Кремль использует силу для установления своей гегемонии на региональном уровне, Европа может снова решить, что Россия представляет угрозу ее безопасности, а это, в свою очередь приведет к возобновлению холодной войны и возврату НАТО к политике сдерживания.

Точно так же и Китай может воспротивиться "Операции СНГ". До недавнего времени Китай опасался, что уход России из региона создаст вакуум, который заполнят США. Сейчас, рассматривая регион как свою вотчину и источник энергии, Китай усиливает свое влияние. Укрепление стратегической мощи России ограничит масштабы китайского господства. Если же Россия выступит в роли надежного арьергарда и поставщика энергии и вооружений, Китай вряд ли станет возражать против расширения российского влияния.

Преследуя эти цели Россия должна помнить, империализм занятие дорогостоящее и провоцирует Запад на противостояние. Не стоит забывать и того, что для стран СНГ суверенитет означает, прежде всего, независимость от России. Так что Кремль должен стремиться к добровольному признанию своего лидирующего положения, основанного на достижениях в экономической и социальной сферах. В конце-то концов, настоящие лидеры действуют собственным примером.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.