Отнюдь не являясь убежденным демократом, Владимир Путин явно спешит. Не дожидаясь проведения президентских выборов, намеченных на 14 марта, он уже поспешно объявляет их результаты: его переизбрание на должность главы государства в первом же туре. А как иначе можно расценивать выдвижение никому неизвестного чиновника (в том числе и большинству российских граждан) на должность премьер-министра, который должен будет воплощать в жизнь программу, о которой до сих пор мало что известно?

Подобное весьма бесцеремонное нарушение одного из основополагающих принципов демократии, пусть даже весьма условной, объясняется окружением российского Президента необходимостью каким-то образом заинтересовать избирателя, оживить предвыборную компанию, интерес к которой весьма слаб ввиду того, что победа нынешнего Президента на предстоящих выборах ни у кого не вызывает сомнения. Дело в том, что согласно Конституции, для признания выборов легитимными требуется участие в них не менее 50% от списочного состава избирателей. И вот тут-то путинское окружение заявляет, что в этом-то и заключается угроза выборному процессу, изображая дело таким образом, что указанный порог может быть не преодолен.

В связи с этим, по их мнению, необходимо возлагать надежду на избирательную кампанию Путина, чтобы исключить возможность возникновения подобной угрозы. Между тем, видимо не является случайным то обстоятельство, что Российский фонд за свободные выборы, на который возложена задача осуществлять контроль за ходом президентских выборов в России, и который уже выполнял аналогичные функции во время выборов в законодательные органы в декабре прошлого года, возглавляет бывший офицер КГБ Андрей Пржездомский. В своем недавнем интервью он в частности заявил, что бывшие сотрудники советской тайной полиции являются 'наиболее информированной, подготовленной и демократически настроенной частью' российского общества.

В связи со всем этим у многих возникает вопрос: как соотносится трудовая биография нового российского премьер-министра с задачами, возлагаемыми на него Путиным. Да, собственно, никак, если не считать того, что его главная задача - быть человеком всецело преданным Президенту и беспрекословно выполнять его поручения. Михаилу Фрадкову, типичному номенклатурному работнику, было 40 лет, когда в 1991 г. распался СССР. Получив образование в области внешней торговли (до 1999 г. он занимал должность министра внешних экономических связей), официально он находится на дипломатической работе. Но вместе с тем по роду своей работы он тесно связан с блоком силовых министерств - обороны, внутренних дел, госбезопасности. Не случайно он начал свою трудовую деятельность в торгпредстве при советском посольстве в Нью-Дели в должности торгпреда.

Следует заметить, что подобная работа всегда очень плотно контролировалась советскими органами госбезопасности. И вот в 2000 г. он был назначен Владимиром Путиным на должность Заместителя Председателя Совета Безопасности, а год спустя возглавил Налоговую полицию, госструктуру (в настоящее время расформирована), буквально нашпигованную бывшими сотрудниками спецслужб.

Все это лишний раз свидетельствует о том, что его назначение было более чем благосклонно принято военно-полицейскими кругами, которые ждут - не дождутся реванша со времени конца эры Горбачева. С приходом к власти бывшего сотрудника спецслужб - разведчика Путина ультранационалисты, в большинстве своем враждебно настроенные по отношению к Западу, сторонники жесткого госконтроля над экономической жизнью страны, ностальгирующие по ушедшей советской эпохе, неуклонно набирают силу и вес в обществе.

По данным, которые приводит известный российский социолог Ольга Крыштановская, представители данной обширной группы, или как их еще называют 'силовики', составляют порядка 60% от общего числа сотрудников Кремлевской Администрации Президента (которая, заметим в скобках, является подлинным центром власти в стране). При Горбачеве их было не более 5%. Сегодня силовики, которые контролируют большую часть российских регионов, где они занимают должности представителей Президента, могут испытывать законную гордость от того, что они сумели подчинить себе все национальные средства массовой информации, изгнали из Государственной Думы большую часть депутатов-реформаторов, приструнили олигархов - беззастенчивых расхитителей народного добра, составивших себе состояние во время дикой приватизации 90-х.

Все это лишний раз указывает на то, что Россия во время второго президентского срока Владимира Путина не станет страной, в которой укоренится демократия, а наоборот, будет страной, в которой установится еще более жесткий контроль за всеми сферами общественной жизни. Расплачиваться за такую политику будут чеченцы, а Москва тем временем будет предпринимать попытки реставрировать рухнувшую империю и навязать свою волю отколовшимся кавказским республикам, Белоруссии, Молдавии и Украине. И, конечно же, прибалтийским республикам, где проживает значительные группы русскоязычного населения, не испытывающие особого желания интегрировать в общественную жизнь своих государств. Тем самым будет брошен вызов Единой Европе, расширение которой за счет восьми новых членов - бывших союзников СССР, намеченное на 1 мая этого года, рассматривается в Кремле как провокация.

Отсюда и требования экономических и политических компенсаций, выдвигаемых Москвой в связи с распространением на новых членов Европейского Сообщества действия соглашения о партнерских отношениях и сотрудничестве, которым регулируются с 1997 г. отношения между Европой и Россией. Поэтому не вполне понятны высказывания в Будапеште Жака Ширака, который призывал Европу продемонстрировать больше уважения к России 'чтобы она почувствовала, что у нее имеется вполне реальный интерес к установлению подлинно братских отношений с Европейским Союзом'. Эти слова - просто бальзам на душу Путина, который как раз и занят тем, что стремительно удаляется от европейских демократических ценностей, - тех самых ценностей, которые лишний раз укрепляют бывшие советские колонии в их стойком убеждении, что подлинным гарантом их безопасности могут быть США и только США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.