За несколько дней до президентских выборов, которые состоятся 14-го марта, в новостях общенациональных телеканалов России лишь один персонаж: Владимир Путин. Путин - на маневрах, Путин - выступающий с концептуальной речью, Путин - в момент увольнения премьер-министра, Путин - представляющий нового главу правительства. Все это официально к предвыборной кампании отношения не имеет, он в ней участия не принимает. Путин делает политику и, тут ничего не поделаешь - приходится об этом информировать.

Для шести кандидатов, противостоящих Путину, места в новостях не находится. На национальном телевидении, которое является единственным средством массовой информации, достигающим любого уголка самой большой по территории страны мира, они появляются лишь в коротких рекламных роликах. 'Телевидение - это все, контроль над телевидением - это власть', - говорит журналист Майкл Фишман (Michael Fishman) из 'Newsweek Russia'. Согласно опросам, только девять процентов респондентов считают, что средствам массовой информации можно верить. В то же время 70 процентов опрошенных, добавляет он, не имеют ничего против, если свобода печати будет несколько ограничена.

Наряду с телевидением существуют и независимые газеты, но приобрести их можно только в крупных городах России. Популярный независимый радиоканал 'Эхо Москвы' могут слушать миллионы радиослушателей московского мегаполиса, но не всей России. 'Когда говорят, что в России существует свобода прессы, я говорю: да, для одного процента населения, - сказал депутат либерального толка Владимир Рыжков. - Когда задают вопрос: 'а для всех?', я отвечаю, нет. Западным гостям показывают толстые газеты, ссылаются на 'Эхо Москвы', передачи которого может слушать один процент населения, и говорят, мол, у нас есть свобода прессы. Это все равно, что многопартийная система в ГДР'. Общий тираж всех самых важных газет составляет четыре миллиона экземпляров. Право голоса в России имеют 110 миллионов граждан.

Главный редактор радиоканала Алексей Венедектов рассказывает с некоторой гордостью о том, что Путин время от времени запрашивает кассеты с записями интервью. Собственно, Кремлю самому нужны материалы независимых журналистов. Однако после выборов, опасается он, ситуация ухудшится: в Администрации президента уже лежит новый закон о средствах массовой информации, и концерн 'Газпром', который держит контрольный пакет акций радио 'Эхо Москвы', будет иметь большее влияние на его редакцию. Пока редакцию, имеющую 34 процента акций радиоканала, защищает устав, по которому программу определяет главный редактор. Если редакционную политику будет определять кто-то другой, то он уволится, заявляет Венедиктов, много лет возглавляющий редакцию.

Ответственность за ограничение свободы средств массовой информации Венедиктов возлагает большей мере на политическую элиту, чем на Путина. К тому же население, по его словам, не видит никакой взаимосвязи между благосостоянием и свободой. 'Когда 'Эхо Москвы' закроют, демонстраций не будет', - говорит Венедектов, в студии радиостанции которого уже побывали Билл Клинтон (Bill Clinton), Герхард Шредер (Gerhard Schroeder), держали ответ многие другие отечественные и зарубежные политики.

'Нигде нет такой свободы прессы, как в России'

Политическая элита считает свободу прессы в России гарантированной. Губернатор Нижнего Новгорода - бывший коммунист Геннадий Ходырев - ссылается на то, что в его области зарегистрированы 300 средств массовой информации. 'Абсолютная свобода, в моем понимании, чистый миф, - говорит он. - И на Западе считается, что кто музыку оплачивает, тот ее и заказывает'. Если возникают проблемы, то вина в этом журналистов: 'Они пишут, что думают. Иногда пишут, не думая'. И уже с позиции представителя власть предержащих добавляет: 'Нигде нет такой свободы прессы, как в России'.

Либерал Григорий Явлинский видит ситуацию иначе: популярность Путина зиждется на надеждах граждан, которым показывают только одного единственного политика. 'Средства массовой информации функционируют, как в брежневские времена, - проводит он параллель с периодом стагнации и господства единой идеологии в бытность советского главы государства и партии Леонида Брежнева. Его партия после выборов имеет в Думе только четырех депутатов и борется за выживание. - В громадной стране, насчитывающей 70 регионов, мы просто не можем существовать без газет, радио и телевидения, сообщения которых доходили бы до каждого уголка'. За упоминание о себе в средствах массовой информации действующие лица от политики вынуждены платить из-под полы. Может даваться распоряжение на организацию блокады, то есть на передачу сообщений негативного характера.

Елена Панфилова из российского отделения 'Organisation Transparency' говорит, что коррупции при Путине стало ни больше, ни не меньше - она просто есть. В среднем граждане тратят, чтобы добиться 'расположения', двенадцатую часть своего годового дохода. Русские со времен царя и коммунизма не знают другой культуры. Коррупция, по ее словам, имеет системный характер: 'Швеция ввела право на свободу информации в 1789 году - это помогает самоутверждению граждан'.

Свобода слова и прессы не воспринимается как основополагающее право. Большинство предприятий занимается средствами массовой информации в чисто производственном аспекте, говорит Фишман: 'Средства массовой информации относятся у нас к сфере бизнеса, а бизнес находится под контролем власти'.