Во время первого президентского срока Путина экономика России познала истинный подъем. Но этот экономический рост определяется ценами на нефть и оставляет в стороне миллионы людей бедной части населения. Преобразование нефтяной республики в республику с диверсифицированной экономикой будет задачей второго президентского срока.

Страна проявит себя в воскресенье, стараниями избирателей будет создана атмосфера сильного подъема для президента и роста цен на нефть; Владимир Путин запустил турбину экономического роста России.

После кризиса августа 1998 года мало кто из экономистов верил в способность России подняться после поражения ельцинского периода (1). Размеры катастрофы порождали скорее пессимистические настроения. Доходы на душу населения сократились до 20 % по сравнению с аналогичным показателем США, в то время как в 1990 году эта цифра составляла 43,7 %. Более того, после восьми лет реформ, банковская система поглотила при своем крушении средства вкладчиков. Государственные счета были пусты, и рубль потерял большую часть своей стоимости. Молодая московская биржа находилась в коматозном состоянии. Ее главный показатель опустился до 40 пунктов после кульминации в августе 1997 - 563 пункта!

Сегодня Россия Путина еще окончательно не восстановилась после этой травмы. ВВП на душу населения составляет лишь 26,9 % от этого показателя в США и далек от уровня 1990 года. Но имеющиеся признаки улучшения неоспоримы. При экономическом росте более 7 % в прошлом году, накопительный рост с нижней отметки при кризисе 1998 превышает 38 %, отмечает Всемирный банк в своем последнем отчете по России (2). В своем развитии все макроэкономические показатели идут вверх: бюджет страны профицитный, рубль неуклонно растет по отношению к доллару, рынки активов кипят. Московская биржа стала звездой года с подъемом почти на 59 % ее основного показателя. Тотчас же иностранные инвесторы, обжегшиеся в 1998, начали возвращаться. Форд открыл завод под Санкт-Петербургом, Дженерал Моторс присоединился к российскому партнеру, а Рено вложил 250 миллионов долларов в строительство сборочного завода в Москве.

Как признание этого подъема, правительство впервые поставило своей целью снижение инфляции до 10 % в этом году. Кошмар повышения цен на 840 % в 1993 году стерт. Прежде всего, население начинает получать первые дивиденды с этого расцвета. Толпы людей, наполняющие каждые выходные Мега Молл, один из самых крупных торговых центров Европы, расположенный недалеко от станции метро Теплый Стан, на окраине Москвы, не оставляют сомнений. Каждую субботу в часы пик 70 касс гипермаркета группы Ашан буквально берутся приступом. И нередко кассовые чеки превышают по длине пятьдесят сантиметров. Нельзя не отметить, что помимо водки и традиционных русских сосисок, монополизировавших спиртные и колбасные отделы, товары, большей частью, импортные. Их происхождение? Страны Содружества независимых государств (СНГ), например, женское белье из Белоруссии и электротехнические изделия из Китая.

Найти поставщиков! Вся проблема в этом, вздыхает директор одного из супермаркетов Москвы. Цены не конкурентоспособны, заводы стоят. Наши клиенты - это не новые русские, а средний класс. Но настанет момент, когда нужно будет начать производить. Страна не может жить лишь на импортных товарах. Те же жалобы в Икеа, занимающей 35 000 кв. м. в Мега Молле. Этот продавец мебели предлагает только 16 % производимой в России продукции. Все остальное поставляется из заграницы. Хозяева этой сети магазинов рассчитывают достичь за два года пропорции в 30 % по мебели, производимой в России.

Откуда эта покупательная способность потребителей крупных магазинов? От повышения цен на углеводородное сырье, неизменно отвечает Всемирный банк. В прошлом году этот рост увеличился еще на 15 %. Без этого рост ВВП России был бы 'около 4 - 5 %', по оценкам все того же банка, который добавляет: 'Исторически рост российской экономики никогда не превышал 5,5 % без повышения цен на нефть'. И то, что в российском экономическом росте неотделимо от повышения цены за баррель, еще все-таки частично связано с углеводородами! Мировой банк отмечает, что Россия увеличила капиталовложения в железнодорожный транспорт на 35,8 %, что является очень значительным увеличением для области, имеющей большой вес в экономике страны. Это инвестирование связано с нефтью. Правительство посчитало приоритетным увеличить перевозку углеводородов, производство которых значительно возросло за последние годы. И благодаря этому росту производства Россия поднялась до первых рядов мировых производителей нефти. Эта нефтяная манна представляет собой 20 % ВВП России. И она возвращается в потребительский оборот по каналу государственных расходов.

Бюджетом 2004 года предусмотрено увеличение на 20,7 % расходов на зарплаты бюджетникам по сравнению с 2003. В бедных регионах продолжается набор служащих в государственные структуры, чтобы компенсировать отсутствие социальной поддержки, отмечает так же Мировой банк. Перераспределяя, таким образом, нефтяную ренту, государство борется с бедностью, которой будет брошен один из главных вызовов во время второго мандата Путина. Но, чтобы выиграть эту битву, российская экономика должна будет согласиться с гигантскими инвестициями. Большинство объектов инфраструктуры страны сохранилось еще со времен советской России. По мнению экономиста Жака Сапира, необходимые затраты на оборудование составят порядка 200 миллиардов долларов в 2004 - 2010 годах. Зная, что иностранные инвестиции будут обходить Россию, пока она не станет членом ВТО, Россия сама сделает необходимое усилие для своего подъема. Отсюда вытекает смысл распределения и использования ренты от углеводородного сырья, единственного ресурса, способного послужить делу поднятия экономики.

(1). Жером Сгард. 'Чтобы выйти из советской магмы'. Либерасьон, 23 сентября 1998.

(2). Russian Economic Report, февраль 2004, Международный банк.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.