'Berliner Zeitung': Госпожа Шевцова, Вы долгое время исследуете политику Кремля. Насколько важны для России предстоящие выборы?

Шевцова: Эти выборы важнее, чем все предшествовавшие им после распада Советского Союза. Исход последних был в той или иной степени непредсказуемым. Результат этих выборов сомнений не вызывает. Эпоха Ельцина завершилась. Начинается новая. Политическую систему, которая теперь складывается, изменить можно будет лишь с большим трудом.

'Berliner Zeitung': А можно ли вообще считать их выборами?

Шевцова: Их можно называть референдумом. Референдум по вопросу о президенте. Удивительным в этих выборах является то, что неуверенность проявляет гарантированный победитель. Он опасается, что эти выборы могут быть восприняты, как не дающие настоящей легитимности его власти. Избрание Путина президентом в первый раз было подарком, полученным из рук его предшественника Ельцина. Теперь он, очевидно, опасается, что явка избирателей может оказаться ниже положенных 50 процентов. Это было также причиной неожиданной отставки правительства Касьянова. Если не будет кворума, организацией новых выборов президента должен по закону заниматься премьер-министр. На этот случай Путин позаботился, сменив премьера.

'Berliner Zeitung': В какой мере Россия изменилась при Путине за последние четыре года?

Шевцова: В экономическом плане это были годы успеха. Какая из европейских стран может похвастаться, как Россия, ростом на уровне семи процентов? Но эксперимент с демократией пока провалился, не вызвав протеста со стороны народа. Можно говорить об этапе стабилизации. Однако в политическом плане это печальная концентрация нехватки уверенности в себе. Всего лишь 15 процентов из тех, кто придет в воскресенье избирать Путина, действительно удовлетворено его политикой. Остальные отдадут ему голоса, поскольку нет альтернативы.

'Berliner Zeitung': Это значит, что в политическом плане в России ничего не меняется? Наверное, надо было говорить об ударе по демократии сразу после парламентских выборов в декабре прошлого года?

Шевцова: При Ельцине тоже не было настоящей демократии. Надо было бы говорить о монархии. Свобода при Ельцине основывалась на слабости государства, это была свобода коррумпированного капитализма. Ответ Путина на это выглядит парадоксальным: он создает сильное государство по традиционному образцу с тем, чтобы тут же его реформировать. Он не диктатор, он авторитарный человек. Но политическая система, которую он создает, таит в себе опасность, что за Путиным может прийти настоящий диктатор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.