Если бы Октябрьская революция произошла в наши дни, то вполне возможно, что Ленин внес бы в список стратегических целей телецентр, исключив оттуда мосты, телеграф и Зимний дворец. В России образца 2004 года именно телецентр может считаться инструментом власти. Поэтому нынешний глава государства России посвятил почти весь свой первый президентский срок борьбе с независимыми и полунезависимыми телеканалами.

Термин PR является почти неотъемлемым элементом в речи российских политических деятелей. И это происходит в стране, которая открыла для себя современное телевидение всего каких-то 10 лет назад.

Президентом России может стать телезвезда? Олигарх Борис Березовский, которого считают главным стратегом двух президентских кампаний - Ельцина в 1996 году и Путина в 2000, не видит в этом ничего странного. Более того, он попытался убедить одного из популярнейших российских телеведущих Владимира Соловьева стать соперником Путина на предстоящих президентских выборах. Однако Соловьев ответил отказом. Но не зря Березовского называют злым гением политики. Он полагает, что телевидение - это всемогущая сила, и, по-видимому, не ошибается. В свою бытность акционером (а, по сути, владельцем полугосударственного Первого канала) он уже проделывал подобные эксперименты.

В 1999 году он смог сделать из практически никому неизвестного невысокого блондина с холодным взглядом настоящего идола нации, секс символа, который снится многим россиянкам.

Рецепт успеха Путина, сформулированный Березовским, заключался в его необычной манере произносить речь таким образом, что его понимали почти все. Еще один 'продукт' Березовского - телеведущий Первого канала Сергей Доренко - своего рода телевизионный киллер, который каждое воскресение буквально уничтожал всех конкурентов Кремля, и поэтому пользовался огромной популярностью среди россиян. Политическая борьба перешла в руки продюсеров и имиджмейкеров, которые блестяще сочетали новые методы работы со старыми, проверенными еще советской пропагандой. Самые популярные газеты выходили тиражом 4 миллиона экземпляров. И это в 150 миллионной России. Сложилась ситуация, при которой два государственных телеканала оказались единственным общедоступным средством массовой информации и, соответственно, стали гарантами стабильности власти.

Таким образом контроль над Останкино, откуда ведется трансляция всеми телеканалами, фактически означал контроль над разумом целой нации. Именно поэтому, получив доступ к ядерному чемоданчику, Путин сразу же заявил Березовскому: 'Отныне телевидение контролирую только я'. 'Телевидение в моих руках, - ответил медиамагнат, - так было и так будет'.

Фактически эти слова означали крест на 'деятельности' Березовского. 'Вот так они представляют себе свободу слова', - комментирует эту ситуацию Соловьев, который был непосредственным свидетелем этих исторических событий.

В последующие два года политика Кремля была обращена против телеканалов. Владельцу частной телесети НТВ Владимиру Гусинскому пришлось продать свое 'детище'. Более несговорчивый Березовский, объявленный в России в розыск, был вынужден просить политическое убежище в Великобритании и таким образом потерял 'власть над телекамерами'.

Массовая информация практически превратилась в монополию Кремля. Западные журналисты дали следующее определение выборам в Госдуму - 'свободные, но неравные'. На всех телеканалах мелькали представители только одной партии - пропутинской 'Единой России'. Во время нынешней избирательной кампании ситуация повторяется. Телеканалы посвящают действующему президенту три четверти эфира, говоря о нем либо в восторженных, либо, в крайнем случае, в нейтральных тонах. Путин на подводной лодке. Путин встречается с российскими олимпийцами. Путин на встрече с Пласидо Доминго. О предвыборной кампании, в которой Путин практически не принимает участия, не говорится ничего, даже формально. Возможно, потому что там не в чем участвовать. Даже либеральный канал НТВ решил прекратить дебаты между кандидатами из-за отсутствия интереса к ним, так как 'главный кандидат' отказался участвовать в них.

Предвыборные ролики очень короткие, время для кандидатов в президенты в прямом эфире ограничивается считанными секундами. Никто не хочет вкладывать деньги в агитационные видеоролики, так как это невыгодно. Лишь кандидат Харитонов решил вновь прокрутить декабрьские предвыборные клипы своей партии (КПРФ).

Телевидение и по сей день находится в руках 'государя'. Телевидение транслирует репортажи о хорошей жизни в счастливой России, где нет войны в Чечне, а выступления президента собирают наибольшую аудиторию у телеэкранов.

Замысел кремлевских 'сценаристов' может обернуться их же величайшей ошибкой. Так произойдет, если в день выборов население России предпочтет голосованию возможность лишний раз посмотреть любимый телевизор. Тем временем в Москве вновь популярен старый советский анекдот: 'В случае победы Путина меняю два телевизора на принимающий западные станции радиоприемник'.