Вслед за жестко управляемыми парламентскими выборами, в результате которых президент Владимир Путин получил 'карманный' парламент (Государственную Думу), в воскресенье в России состоится новая пародия на выборы, где его ждет переизбрание. Как объясняет Гарри Каспаров, Кремль привлек к участию в выборах послушных кандидатов, подвергает преследованиям независимых соперников и монополизировал телеканалы, что позволяет ему формировать общественное мнение почти как в прежние времена.

Однако, подобное сосредоточение неограниченной власти в одних руках напрямую влияет не только на характер управления самой Россией, но и на ее поведение на международной арене. Г-н Путин и его команда четко заявляют, что приоритетной задачей их внешней политики является восстановление господства над 'постсоветским пространством'. Руководство проводит такую политику не потому, что на него давит общественность: как показывают опросы, эти проблемы занимают далеко не главное место среди пожеланий российских избирателей. Но, согласно тем же опросам, восстановление империи поддерживает все больше россиян - таков результат активного воздействия Кремля на общественное мнение.

На этом фоне тем более странным выглядит тот факт, что НАТО - великий альянс демократических стран - рассматривает возможность приглашения реставратора российской автократии на свой предстоящий саммит. Обсуждение идет полным ходом; то или иное решение по этому вопросу может быть принято уже через несколько недель.

Канцелярии некоторых западных правительств хотели бы, по собственным политическим мотивам, устроить PR-спектакль с участием г-на Путина на июньском саммите альянса в Стамбуле. Пользуясь этой ситуацией, г-н Путин разработал довольно дерзкую повестку дня для предстоящего мероприятия.

Сам факт, что Кремль готовит повестку для саммита НАТО, уже является беспрецедентным событием. Дипломаты г-на Путина недвусмысленно намекают, что российский президент готов милостиво принять приглашение, но при соблюдении как минимум двух условий:

Первое состоит в том, что саммит альянса должен выступить с призывом об ускорении ратификации пересмотренного Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ОВС), касающегося тяжелых вооружений, и присоединении к нему трех прибалтийских государств: это позволило бы ограничить размещение оборонительных контингентов союзников в Прибалтике. При этом Путин хочет, чтобы альянс и в будущем закрывал глаза на продолжающиеся нарушения Договора об ОВС со стороны России на Кавказе.

Второе условие г-на Путина заключается в том, чтобы НАТО, и Запад в целом, согласились с частичным выполнением или даже невыполнением Россией своих обязательств по выводу войск из Грузии и Молдовы. Документы на этот счет, известные как 'Стамбульские обязательства', были подписаны на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 г., вместе с пересмотренным Договором об ОВС, в качестве двух элементов единого 'пакета'. НАТО постоянно заявляет о привязке ратификации Договора об ОВС и присоединения к нему Прибалтики к выполнению Россией Стамбульских обязательств. До сих пор, однако, Москва отвергала утверждения о том, что она взяла на себя 'обязательства' по закрытию баз и выводу войск. Напротив, она настаивает, что эти вопросы должны стать предметом переговоров, и требует широкомасштабных льгот, а также согласия Запада с наличием пробелов в процессе проверки.

В эти дни российские дипломаты весьма четко раскрывают 'список пожеланий' Кремля к саммиту НАТО. В этом списке пять основных пунктов:

- Во-первых, Россия хочет продлить на семь лет существование своих военных баз в Грузии - в Батуми и Алхалкалаки (помимо этого, у России есть военные объекты меньшего масштаба по всей Грузии, в том числе два - в самом Тбилиси). Москва стремится заключить двусторонний договор, узаконивающий существование баз на весь этот период, пытаясь создать видимость согласия 'принимающей стороны'.

На деле же, семь или даже пять лет - это до смешного долгий срок для того, чтобы вывести 4000 военных в соседнюю Россию. Этот срок может оказаться и опасно долгим - он оставляет достаточно времени для устройства разных каверз.

Со своей стороны, Грузия и НАТО должны: а) придерживаться позиции, что три года - вполне достаточный срок для вывода войск; б) настаивать на включении в любой договор конкретных обязывающих пунктов по вопросу о выводе войск (а не только о периоде функционирования этих баз, как хотелось бы Москве); в) обеспечить, чтобы договор был подписан в рамках пользующейся доверием международной структуры (а не ОБСЕ), способной надзирать за его соблюдением и наказывать за нарушения; и г) добиваться гарантий немедленной ратификации договора путинской 'карманной' Думой, или же вообще отказаться от пункта о его ратификации парламентом, чтобы лишить Кремль возможности тянуть с этим столько, сколько он пожелает.

- Во-вторых, Москва хочет навечно сохранить за собой огромную военную базу в Гудауте - на территории Абхазии, отделившегося региона Грузии, находящегося под российским контролем. В соответствии со Стамбульскими обязательствами эта база должна была быть закрыта в 2001 г. Однако она по-прежнему используется российскими 'миротворческими' силами, которые являются гарантией абхазского сепаратизма. Россия желает, чтобы страны НАТО ограничились проведением там разовой инспекции под руководством Германии, якобы для проверки, что в соответствии с Договором об ОВС из Гудауты вывезено все тяжелое вооружение. На самом деле, задача НАТОвских партнеров Грузии состоит в том, чтобы обеспечить выполнение Стамбульских обязательств - добиться закрытия базы в Гудауте или ее передачи грузинской стороне в законном порядке.

- В третьих, российская сторона стремится, чтобы страны НАТО 'закрыли глаза' на существование 'белых пятен' - точек, где, в нарушение Договора ОВС размещается предоставленное Россией тяжелое вооружение. Это поставленное Россией оружие, стыдливо называемое на бюрократическом сленге 'неучтенным оборудованием, подпадающим под договорные ограничения', в большом количестве размещено в Карабахе, особенно в районах Нижнего Карабаха, подвернувшихся этнической чистке, которые глубоко вклиниваются на территорию самого Азербайджана (и это при том, что Россия заявляет о своей посреднической роли в армяно-азербайджанском конфликте).

Подобные арсеналы размещаются и в мятежных регионах Грузии - Абхазии и Южной Осетии, а также в Приднестровье, отделившемся от Молдовы. ОБСЕ признает существование проблемы, но с потрясающей беспечностью утверждает, что не в состоянии провести проверку на месте, не говоря уже о том, чтобы настоять на соблюдении Договора ОВС в этих регионах. НАТО, однако, не может позволить себе в этой ситуации действовать так же, как ОБСЕ.

- В-четвертых, перед саммитом НАТО Россия стремится заручиться международным признанием сохранения своих войск в Приднестровском регионе Молдовы. Согласно Стамбульским обязательствам 1999 г., эти войска должны были быть полностью и безоговорочно выведены к декабрю 2002 г., однако этого до сих пор не произошло.

Тем временем, Москва предоставляет НАТО крайне заниженные цифровые данные (2000 человек) о численности своих войск в этом регионе, и стремится, чтобы по крайней мере часть из них осталась там на неопределенный срок в качестве 'миротворцев'; более того, она хочет, чтобы НАТО и ОБСЕ смирились с существованием восьмитысячной армии Приднестровья - контингента, отличающегося от российских войск только названием, который располагается теперь на границе расширенной НАТО. Союз ни в коей мере не должен поддаваться на эти уловки.

- Наконец, в-пятых Россия хочет, чтобы на саммите НАТО была фактически ослаблена, а в некоторых отношениях и просто устранена, привязка ратификации Договора об ОВС к выполнению Стамбульских обязательств. Конкретно, она желает, чтобы участники саммита выступили с призывом к ратификации договора и присоединении к нему прибалтийских стран, и одновременно молчаливо выполнили четыре пожелания Москвы, представляющие собой вопиющее нарушение Стамбульских обязательств.

В целом, г-н Путин хочет добиться победы как на прибалтийском, так и на южном фронте, он хочет выиграть крупнейшую из 'стратегических игр'. Уступки по любому из пунктов этой повестки дня, даже по самой ничтожной ее части, не стоят того, чтобы расплачиваться ими за сомнительную честь принимать г-на Путина на саммите НАТО.

Г-н Сокор - старший научный сотрудник вашингтонского Института фундаментальных стратегических и политических исследований, публикующего серию 'Политических информационных бюллетеней' по Евразии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.