Только что стали известны результаты выборов президента России - на второй президентский срок был переизбран Владимир Путин. Казалось, что все признаки демократии были налицо. Пока его оппоненты говорили об экономике во время предвыборной кампании, Путин создавал имидж жесткого лидера, фотографируясь с моряками. В день голосования все было спокойно, если не считать одного взрыва на Кавказе. Вопреки прогнозам, избиратель вел себя достаточно активно, возможно клюнув на обещания скидок в бакалейных магазинах и бесплатных концертных билетов.

Копни поглубже, и все предстает в ином свете. Все верно, кандидаты от оппозиции действительно выступали с предвыборными речами. Другой вопрос, что их редко транслировали по телевидению: все крупнейшие российские теле- и радиокомпании, так или иначе, находятся в собственности друзей Путина. И даже если они и вышли бы в эфир, ни у одного из соперников Путина не было реальных шансов на победу, ибо мало кто в России слышал о них. Это едва ли удивительно: все кто мог бы составить Путину достойную конкуренцию, были упрятаны за решетку или эмигрировали.

Чего России не хватает, так это не столько оппозиции, сколько средств для ее создания, а именно: свободных СМИ, желания политически независимого предпринимательского истеблишмента оказывать финансовую поддержку, осведомленного населения, не боящегося выразить свое недовольство президентом без страха возмездия, а также политически просвещенного электората. Естественно, что не все эти элементы присутствуют в полной мере даже в зрелых политических системах, в том числе и в Америке, но там их достаточно для того, чтобы выборы можно было считать справедливыми.

Понятно, что одних лишь выборов для демократии не достаточно. Однако применительно к России политические лидеры Запада уже слишком долго игнорируют столь очевидный факт. Г-н Путину, определенному и сдержанному в своем поведении, являющему собой полную противоположность неистовому Борису Ельцину, хватило присутствия духа на первой встрече с президентом Бушем показать ему свой личный крестик. Впоследствии Буш сказал, что, смотря в глаза своему коллеге, он 'смог почувствовать его душу' и нашел его 'надежным' лидером.

Тони Блэр однажды отозвался о Путине, как о 'человеке, который хочет сделать то, что надо для себя и своей страны', что бы это ни означало.

Теперь оба они повержены в замешательство относительно своего бывшего российского друга, подобно тому, как Билл Клинтон однажды был озадачен поведением Бориса Ельцина. Во время своего недавнего визита в Москву, госсекретарь США Колин Пауэлл в своей статье подверг дипломатично-мягкой, и, тем не менее, недвусмысленной критике растущие авторитарные тенденции в политике Путина. Более того, администрация президента США прямо обвинила Россию в непосредственной поддержке Саддама Хусейна.

Возможно, это также охладило желание г-на Блэра посетить санкт-петербургскую оперу. Может быть, ему не понравилось постепенное движение России в сторону государственной системы по образу и подобию советской, при которой инакомыслие наказуемо, а на выборах представлен лишь один кандидат - системы, которую он сам, возможно, тайно мечтает создать Великобритании.

Но имеет ли значение все то, что творится вокруг выборов российского президента? В Вашингтоне стало модно говорить, что - нет. Как заявляет одна броская статья в журнале 'Foreign Affairs', отражающем официальную внешнеполитическую позицию правительства США, Россия, в конце концов, является обычной страной со средним уровнем дохода на душу населения. Несмотря на то, что авторы журнала, все же, признают, что демократия в России далека от совершенства, а ее экономика, будучи полностью зависимой от экспорта нефти, остается ненадежной, они ставят ее на одну ступень со многими другими странами.

Россия пережила финансовый крах, но это можно сказать и об Аргентине. В Российской экономике властвует кучка магнатов, но такая же ситуация наблюдается и в Бразилии. Российские журналисты становятся жертвами незаконных действий налоговой полиции, их подвергают гонениям и сажают в тюрьму, но ведь в таком же положении находятся также и турецкие и южнокорейские журналисты.

Все это верно и справедливо. Но здесь не учтены исторические реалии России, ее имперские амбиции прошлого и будущего, а также ее географическое положение. Аргентина не ведет периодические кровопролитные боевые действия, кои имеют место в Чечне; Турция не обладает огромным ядерным потенциалом; а Бразилия не может 'похвастаться' многовековой историей подавления своих соседей, практикой политики шантажа, угроз применения военной силы, внедрения политических ставленников.

Более всего, если Чили, как однажды выразился Генри Киссинджер, это 'кинжал, направленный в сердце Антарктики', то Россия - это устаревшая, прохудившаяся, но все еще боеготовая, ракетная шахта, прямо на границе Евросоюза. Может Россия уже и не мировая держава, но она все еще европейская держава, которая, будучи экспортером нефти и природного газа, обладает реальным экономическим влиянием на страны центральной, западной и восточной Европы.

Несмотря на то, что отголоски прошлого, заявившие о себе на вчерашних выборах, еще не являются свидетельством возрождения сталинизма, они дают повод для беспокойства. Совершенно ясно, что мы не можем расценивать Россию ни как будущего субъекта Западного мира, немного неотесанного, но старающегося получить статус полноценного члена, ни как 'обычную' страну третьего мира с несколькими ядерными бомбами и нефтяной промышленностью.

Спустя приблизительно 15 лет после падения Берлинской стены, Россия остается настолько уникальной, насколько и непонятной. Если мы хотим понять, во что превращается эта страна, мы должны продолжать 'копать глубже'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.