Владимир Путин без труда возобновит свой мандат. Десять лет назад вторая Российская Республика приняла нынешнюю конституцию, и прошедшее десятилетие может рассматриваться с различных точек зрения.

Начну с негативного: 'Все становится только хуже. Хозяевами в стране являются секретные службы, их сотрудники и военные политически и экономически управляют несчастной страной, в которой существует пропасть между нуворишами и крайне бедными слоями населения. Стиль правления стал иным, времена изменились, но в таких районах как Чечня проводится еще больший, чем во времена Сталина, геноцид народа. Психология людей переживает возврат к прежним временам. В стране отсутствует политическая дискуссия, все находится под контролем. Ощущается внушающий страх дух прошлого'.

Такой диагноз поставил России мой британский коллега Дональд Рейфилд (Donald Rayfield), автор книги 'Сталин и его палачи'. Аналитик 'El Pais' Герман Терц (Hermann Tertsch), не задумываясь говорит о возврате времен Берии - последнего наркома внутренних дел Сталина. Тот факт, что Владимир Путин являлся сотрудником КГБ, подобного сравнения не оправдывает.

Согласно позитивной версии происходящих в России изменений, можно говорить о создании всех политических и юридических структур, характерных для любой западной демократии: разделение власти, политический и религиозный плюрализм, гражданские свободы, право на частную собственность, всеобщее и парламентское голосование, ассоциируемое с президентской системой, находящейся на полпути между Парижем и Вашингтоном. Те, кто придерживается подобного мнения, предпочитают не упоминать войну в Чечне, а непосредственно переходить к позитивным моментам вступления в рыночную экономику и интеграции новой России в мировое сообщество. Россия в отличие от почившего СССР уже больше не представляет собой угрозу, сегодня она превратилась в лучшего союзника Соединенных Штатов, что было продемонстрировано в виде поставок нефти, поддержки войны против талибов в Афганистане и согласия на разворачивание американских военных баз в бывших советских республиках Средней Азии.

И даже иракская война не в состоянии омрачить дружбу между президентами Бушем (Bush) и Путиным, в то время как несчастная Франция со своим президентом Шираком (Chirac) вынуждена дорого расплачиваться за свое 'разногласие' с 'большевистскими ковбоями' из Пентагона.

Кому же верить? Стоит перечитать и вновь задуматься над знаменитой 'длинной телеграммой', опубликованной под подписью 'мистер Х' более 50 лет назад, в самом начале холодной войны блестящим молодым американским дипломатом Джорджем Кеннаном (George Kennan), родственником и тезкой знаменитого русофила. 'После того, как советская власть завершит свое существование, или после того, как ее лидеры и дух начнут изменяться, нам не стоит нервно бросаться подсчитывать новых людей, производя ежедневную проверку и выясняя, соответствуют ли они нашему представлению о демократах. Необходимо предоставить им время и дать побыть русскими, позволить им решать проблемы на свое усмотрение. Обретение народом самосознания и просвещения, связанных с созданием собственного правительства, является одним из самых глубоких и личных процессов в жизни нации. Иностранцы понимают в нем меньше всего, и именно в данном случае зарубежное влияние не может привести ни к чему хорошему'. Умный поймет с полуслова.

И все же решусь высказать здесь некоторые соображения. Сменявшиеся одно за одним российские правительства относились к решению чеченской проблемы наихудшим образом: многие политические, экономические и социальные вопросы оставляют желать лучшего, и, благодаря мужеству некоторых российских журналистов, исследователей и адвокатов, я могу уточнить какие именно. Для начала же, вернусь к тезису о том, что Россия избежала худшего и огромными темпами создает капитализм sui generis.

Тот факт, что хаос не восторжествовал в стране после 1990 года объясняется не неизвестно каким 'русским стоицизмом', а тем, что в России возникла странная смесь прежнего советского режима и капиталистической революции, погрузившая страну в состояние сверхъестественного, перманентного и изнуряющего стресса.

Сегодня, когда на дворе стоит 2004 год, Горбачев и Ельцин так же принадлежат истории, как Ленин и Сталин. Какая-нибудь 20-летняя девушка, появившаяся на свет за несколько месяцев до прихода Горби к власти, воспринимает распад СССР как падение Римской империи или Константинополя: эта история древнего мира не имеет никакого отношения к современной России. Как сказал один из предпринимателей: 'Капитализм - это власть Путина, иностранные инвестиции плюс электрификация всей страны'.

То есть перефразируя ленинское: 'Коммунизм - есть советская власть плюс электрификация всей страны'. Тот факт, что Путин может быть переизбран в 2008 году, а затем и в 2012 значит мало, потому как Россия, подобно Китаю, идет своим путем создания специфической формы капитализма.

Это не означает, что она будет походить на Соединенные Штаты и Великобританию либо, что она станет демократической и либеральной: она превратится в своеобразную смесь прошлого и настоящего России. А пока что у нее есть достаточный потенциал для проведения изменений, продвижения к богатству и прогрессу, которого не было у изможденной советской системы, а потому пути назад у страны нет.

Этот капитализм начал развиваться из своей 'дикой' формы и в тесном союзе с крепким централизованным государством, которое в самые короткие сроки оправилось от начальной слабости (1991 - 1996). Сегодня государство управляет обществом, экономикой, средствами массовой информации, и капиталисты не могут противиться этому государственному капитализму. Предпринявшие попытку покуситься на него Березовский, Гусинский и Ходорковский находятся либо в изгнании, либо в тюрьме: 70% российского населения довольно таким государством и проводимой им политикой. И это крайне важный показатель. Нравится нам это или нет, стоит признавать и воспринимать существующую двойственность российского государства, капитализма и общества.