Лилия Шевцова является с 1995 года ведущим сотрудником московского Центра Карнеги. Она считается наиболее проницательным аналитиком, занятым исследованием политики современной России

'Die Welt': Президент Путин у власти четыре года. Как Вы сегодня оцениваете его деятельность?

Шевцова: За четыре года пребывания у власти Путину удалось создать свой политический режим. Он трансформировался из конституционной монархии в бюрократический, авторитарный режим.

'Die Welt': Кое-кто из Ваших коллег говорит уже о полицейском государстве. . .

Шевцова: Россия Путина не полицейское государство, не диктатура, а государство воинствующего национализма, что еще не означает возврата к советской империи. Я называю современную Россию бюрократическо-авторитарным режимом в политике, попыткой создания бюрократического капитализма в экономике, более жесткого, воинствующего правления на бывшем советском пространстве. Существует опасность, что Россия будет скатываться и дальше.

'Die Welt': Уже сегодня представители разведки, силовики, преобладают во всех властных структурах.

Шевцова: Во времена СССР силовики никогда не управляли государством, этого не допускала КПСС. Появление представителей спецслужб на верхних этажах власти это новое явление для России. Мы пока не знаем, как взять это явление под контроль. Но мы не должны заниматься распространением мифа, будто в России господствуют силовики. Не существует консолидированных группировок, которые могли бы сплотиться вокруг неоспоримого лидера. Многие их представители в руководстве, но они исполнители, и Путин использует их в этом качестве.

'Die Welt': У Вас не создается впечатление, что они обретают все большее влияние?

Шевцова: Путин понимает, что он станет их заложником, если даст им больше власти. Назначение Фрадкова премьером свидетельствует о том, что он в этом разобрался. Он исключительно умный человек. Чекисты потому не в состоянии консолидироваться, что многие из них находятся по другую сторону баррикады от олигархов. А все вместе они хотят обладать собственностью, позволяют подкупать себя. Не будет преторианской гвардии, которая сплоченно боролась бы за власть.

'Die Welt': Путин тот человек, который держит бразды правления в руках, или же за ним кто-то стоит?

Шевцова: Да и нет. Все бразды правления у него в руках, он единоличный хозяин в Кремле. Одновременно он очень зависимый человек, он может принимать решения, опираясь на информацию, которую ему предоставляют. Независимых источников больше не существует, он их все уничтожил. В результате Путин стал слабым, сильным и слабым одновременно.

'Die Welt': Что хочет и что собирается делать Путин, что касается реформ?

Шевцова: Все зависит от реформирования административной системы, от урезания власти бюрократии. Он, чтобы обратиться к другим реформам, обязан сломить ее сопротивление. До сих пор ему это не удалось, поскольку не на кого опереться. Он боится олигархов, что бы на его месте делала и я. Он не верит в гражданское общество. У него остается аппарат, который он должен реформировать, на него же и опираясь.

'Die Welt': Он уйдет из Кремля после окончания второго президентского срока, как это предусмотрено в конституции?

Шевцова: Я убеждена, что сегодня он так думает. Он заметно устал, постарел. Но мы не знаем, что будет в 2006 или в 2007 году.

'Die Welt': В какой мере Путин действительно заинтересован в сближении с Западом, в интеграции России в мировую экономику?

Шевцова: Отношение Путина к Западу противоречивое. В основе своей он настроен прозападно. Но он хочет двигаться в сторону Запада, сохраняя при этом другую систему ценностей. До определенного момента Запад верил, что Путин намерен изменить свою систему ценностей. Но он этого не сделал. Поэтому произошло такое охлаждение отношений в конце прошлого года.

'Die Welt': Близится конец чудесной дружбе?

Шевцова: Я думаю, до конфликта дело не дойдет. Путин будет меньше говорить об интеграции и партнерстве. Взамен этого он будет уделять больше внимания диалогу по линии Россия-Запад, в котором он видит также элемент соревнования, конкуренции. Путин понимает, что в ближайшее время членства в ВТО не видать, что между Брюсселем и Россией существует много противоречий. Он попытается нейтрализовать эти противоречия за счет двусторонних отношений. Серьезного конфликта он будет избегать.

'Die Welt': Но Путин в этом своем видении ситуации одинок?

Шевцова: Он одинок. В вопросах внешней политики национального консенсуса не существует, в Кремле нет сплоченной прозападно настроенной команды. Путин сегодня в России - единственный европеец. Все остальные - Рогозин, Жириновский, например, - империалистические сторонники сильного государства.

'Die Welt': Как сказывается чеченская проблема на внутренней ситуации в России?

Шевцова: Прямо никак. Когда существует много проблем, самая серьезная проблема вытесняется на второй план. Помимо этого в настоящее время не существует варианта политического разрешения конфликта. Мы ликвидировали всех потенциальных партнеров для переговоров. Единственный выход: международное сообщество устанавливает над Чечней протекторат. Но к этому никто не готов, в том числе и Запад.

'Die Welt': Что, по Вашему мнению, будет представлять Россия в ближайшие годы?

Шевцова: Будет продолжаться экономическая стабилизация, будет достигнуто определенное социальное равенство. Можно не опасаться, что в период до 2008 года в России, имеющей валютные резервы в размере 82 миллиардов долларов США, даже в случае падения цены на нефть может произойти кризис. Правда, это создает иллюзию, будто так будет продолжаться всегда. Но структура нашей экономики остается неизменно советской.

'Die Welt': Какими могут быть последствия?

Шевцова: Имея такую структуру, мы не в состоянии отвечать на вызовы постиндустриального общества, разрыв от Запада становится все больше. Наш великодержавный комплекс заставит нас потом устранить разрыв. Или в результате радикальных преобразований, что сначала приведет к ухудшению ситуации, или же путем усиления тоталитарного режима. Поэтому стабильность в ближайшие четыре года очень опасна, так как она мешает проведению необходимых реформ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.