Переизбрание Владимира Путина российским президентом не вызвало никакого оживления. Исход выборов был очевидным уже задолго до них. Одна московская газета назвала всю избирательную кампанию 'выборами без выбора'. Что означает утверждение Путина в качестве главы Кремля для ближайшего будущего России - и для ее соседей и остального мира?

Можно попытаться ответить на эти вопросы с тенденциозно оптимистичной и тенденциозно пессимистичной точек зрения. Тот, кто оценивает процессы, происходящие в последние годы в России скорее оптимистично, будет приводить аргументы, что, мол, Путин в последующие годы продвинет решение проблем политической и социальной стабилизации в стране. Российская экономика с учетом такой перспективы будет продолжать наращивать темпы своего развития, может несколько повыситься уровень жизни обедневшего населения страны и за пределами крупных метрополий. Путин еще больше урежет прежнее самовластие крупных капиталистов-олигархов - ко всеобщему удовлетворению среднестатистического россиянина.

С пессимистической точки зрения картина России в ближайшие годы выглядит совершенно иначе: у Путина будут продолжать брать верх тенденции, присущие его стилю правления. Методы управления распространением информации будут распространены с электронных средств массовой информации на прессу. Судебные органы станут действовать исключительно избирательно, в зависимости от интересов Кремля. Экономические реформы продолжают стоять, и как следствие этого - нехватка необходимых для проведения преобразований иностранных инвестиций.

Какой из вариантов наиболее реалистичный? Никто не в состоянии дать надежный прогноз политического будущего страны. Именно в громадной российской империи переломные моменты и смена сценариев были особенно драматичными и непредсказуемыми. Кто стал бы двадцать пять лет назад, когда глава советского государства Брежнев еще прочно сидел в седле, держать пари, что через два десятилетия коммунистическая система власти рухнет, и что в России состоятся наполовину свободные выборы? И кто мог предсказывать четыре года назад, во время первых выборов Путина, что преемник Ельцина будет все еще настолько популярным и в 2004 году, хотя его силовая чеченская политика привела к человеческой трагедии, конца которой практически не видно?

Прежний опыт говорит в пользу того, что о предстоящих четырех годах правления Путина говорить однозначно с оптимистической или пессимистической точки зрения нельзя. В действительности, как и в прошлые годы, возможно, скорее, трудно уловимое смешение элементов обоих прогнозов. Россия в предстоящие годы не превратится ни в образцовую демократическую страну, ни в чудовищную диктатуру. Поэтому на Западе пытаются, вынося политический приговор, отвечать этим смешанным реалиям и не мириться с удобным черно-белым шаблоном.

В остальном же компоненты путинской авторитарно-прагматических методов господства ни в коем случае нельзя считать незыблемыми. Если цена на нефть однажды резко упадет, то, возможно, придется распрощаться с впечатляющим экономическим ростом. Популярность Путина среди населения тогда быстро пойдет на убыль. То, что в данном случае у него могут найти проявление диктаторские рефлексы, совсем не исключено. С другой стороны, если Путин сдержит свое обещание и через четыре года уйдет в отставку, то он вряд ли сможет контролировать рычаги власти в большей мере, чем до сих пор, даже в том случае, если он, как прежде Ельцин, в той или иной мере будет определять, кто же станет его преемником.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.