На вопрос, который был им задан в ходе опроса общественного мнения, организованного Академией наук РФ по поводу судьбы либерально-демократических реформ, начатых в стране в 1992 г., голоса россиян распределились следующим образом: 6,7 процентов респондентов считают, что они от этих реформ выиграли, 47,2 процента полагают, что - проиграли. Из года в год, опрос за опросом пропорции остаются неизменными, мнения относительно результатов реформ не меняются. Либеральная идея, зародившаяся в России на пороге 90-х годов, оказалась мертворожденной.

Воскресные выборы можно с полным основанием считать датой ее погребения. Ни один из серьезных претендентов не идет под знаменами демократии, а уж тем более под лозунгами идей рыночной экономики. Еще на думских выборах в декабре прошлого года россияне решительно проголосовали против всего, что у них ассоциировалось с понятиями либерализма. Отныне в Думе дебаты будут вести националисты с ультра-националистами, а арбитром будет выступать команда депутатов, действующих по указке Кремля, озабоченных лишь заботой о собственном благополучии и выгодами, извлекаемыми из полученного теплого местечка.

Отец 'приватизации' и идеолог перехода страны к рыночной экономике Анатолий Чубайс, анализируя итоги минувшего десятилетия, заявляет, что он горд достигнутыми результатами и считает, что россияне 'теперь поняли, в каком направлении движется страна'. К тому моменту, когда они это поняли, увы, в либеральном лагере от 15 миллионов голосов избирателей ныне осталось только 2 миллиона, а само слово 'демократ' стало в народе синонимом слова жулик, мошенник. Каждый уважающий себя политик, во что бы то ни стало, должен откреститься от подобного титула, иначе ему в политиках не ходить.

На протяжении длительного времени Анатолий Чубайс ходил в любимчиках у Запада, а сегодня этот политик выглядит глубоко разочарованным человеком. Член ельцинской команды, он возглавил процесс передачи целых отраслей советской экономики нескольким кланам олигархов. Сегодня он - мишень яростного реванша противников рыночной экономики. Приватизация общенародной собственности путем активного ее расхищения, прикрытая наукообразной оболочкой чубайсовских теорий, не способствовала переходу страны на капиталистические рельсы. Эффект получился обратный - подобно раковой опухоли, активные, но пораженные смертельным недугом клетки, расцвели и развились до такой степени, что погубили сам принцип либеральной экономики.

Сегодня песня А. Чубайса спета, его удел - ждать очередной чистки. Для властей он легкая и выгодная мишень. Но даже после того как он впал в немилость, этот финансовый 'гений' ельцинской эпохи останется в памяти как могильщик либеральных экономических идей, которые после трагических событий начала ХХ века, потерпели в России свое второе политическое поражение.

Сейчас самой популярной идеей в России является идея национального возрождения. Полу-надежда, полу-химера, она выдвигает Владимира Путина на место архитектора-реставратора утерянного национального достоинства и былого величия, гарантом и краеугольным камнем которого выступает идея государственности. При этом действующий президент не является догматическим приверженцем идеи государственности и еще в меньшей степени ему свойственна ностальгия по ушедшей эпохе социализма. Царь Владимир, восседая на троне в начале ХХI века прекрасно знает, что законы рынка непреложны. Но он их рассматривает лишь как средство для достижения державного величия России.

Пусть свободное предпринимательство себе процветает, если оно работает в интересах государства. Государство в свою очередь ему поможет, реформирует налоговую систему, снизит административное давление на предпринимателей. Даже крупным состояниям (а многие из них были нажиты нечестным путем) нечего опасаться при условии, что их владельцы играют по правилам, установленным системой. При этом экономические силы не должны вступать в противоречие с интересами и ролью России, какими их видят в Кремле, иначе, как мы это видим на примере 'Юкоса', они будут безжалостно раздавлены. Данное правило универсально: оно действует как в отношении средств информации, так и недвижимости, нефтяной отрасли, оборонной промышленности. Государство призвано осуществлять контроль в последней инстанции, без его ведома не должно приниматься ни одного важного решения. Такова модель рыночной экономики, либерализм в которой отсутствует, экономика, в которой нет места доверия к россиянам.

Россия более не является демократической страной, в то же время диктаторским режимом она тоже не стала. Опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что россияне придают большое значение личным свободам, но гораздо в меньшей степени привержены идеям и ценностям многопартийной системы. В этом нет ничего нового. В годы холодной войны американские аналитики, работавшие с перебежчиками из СССР (проект носил название 'Гарвардские исследования советской общественной системы') с удивлением констатировали, что оказавшиеся на Западе диссиденты предпочитали видеть в качестве идеала своей покинутой Родины государство патерналистского типа, в котором находит воплощение вполне определенная национальная идея. Подобное мировосприятие весьма далеко от либерально-индивидуалистических предпочтений американцев.

На Западе надеялись на руинах советской империи увидеть свободное общество, которое, шаг за шагом продвигается к ценностям, которые Запад считает своими. На Западе даже были готовы предоставить нарождающимся и едва стоящим на ногах демократиям переходный период. Однако на всем постсоветском пространстве мы видим совсем иное. Правящие там авторитарные или полу-авторитарные режимы не являются развивающимися демократиями, а скорее наоборот, - режимами, полными решимости сохранять видимость демократии, не подвергая себя при этом рискам свободной политической конкуренции. Либеральная демократия выступает здесь лишь в виде риторического приема, а демократические институты существуют лишь номинально. Приемы и методы у этих полу-авторитарных режимов вполне современны: выборы протекают под контролем, благодаря предварительному отбору кандидатов, СМИ тоже работают в унисон с властями, плюс ряд вполне легальных методов политтехнологий. Теперь урны бюллетенями не набивают. Это грубо и по большому счету бесполезно.

В списке стран, которые можно отнести к данной категории, можно назвать Украину, Казахстан и Белоруссию, к которым теперь вот присоединился и их великий сосед Россия. Ожидания, которые появились после окончания холодной войны, ознаменовались сегодня грустным поражением либеральных идей в этой части нашей планеты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.