Международное экономическое сообщество настолько громко восторгается переизбранием российского президента Путина, что почти не слышно голосов Совета Европы и ОБСЕ с их списками недостатков и прямодушным напоминанием о сущности демократической конкуренции. Правомерный, однако почти что нежный упрек американского министра иностранных дел в том, что оппозиции доступ в СМИ был перекрыт, был заглушен аплодисментами Путина и так и остался большим исключением.

Мир, видимо, ждет от Путина с его разъедающим демократию авторитарным стилем, постсоветской внешней политикой неоимпериалистических замашек и с его либерально завуалированной экономической политикой - чего-то большого. Возможно, здесь нас ждут сюрпризы.

Не надо даже обращаться к проблеме Северного Кавказа, где российская страсть к разрушению и чеченский терроризм ведут разрушительную борьбу, чтобы измерить, насколько далек путь Москвы к Западу. Путин присоединился к антитеррористической борьбе Буша, пробился в ВТО и Большую восьмерку (hat die Zugehoerigkeit zur WTO und zur G8 ertrotzt), очень близко подойдя к вступлению НАТО. И тем не менее Россия, выйдя из депрессии на рубеже веков, не оставляет своих имперских амбиций. Ее 'политика стабилизации' по-русски традиционно неразборчива в средствах. Она стремится по своему усмотрению влиять на курс своих южных и западных соседей. Первыми подвергаются нападкам прибалтийские государства, которые скоро станут членами НАТО и ЕС.

Ни Америка, ни Европа не могут упрекнуть Путина за его самоуверенность или прагматическую политику защиты интересов страны. Если бы это вело к предсказуемости, то это было бы уже кое-что. Но пока еще речь не идет о титуле друга и партнера в рамках долгосрочного, охватывающего все сферы политики сотрудничества. У многих зарождается недоверие к Путину, за исключением тех, кто смог приблизиться к нему. И нельзя сказать, что это недоверие незаслуженно. Властный Путин, приобретя почти средневековую полноту власти, еще будет иметь возможность доказать свое желание быть партнером или же продемонстрировать свой потенциал противоборства. Недооценивать его нельзя.