Владимир Путин сделал вопрос экономики приоритетным. 'Я намерен заставить правительство немедленно приступить к работе, - заявил он журналистам в понедельник сразу после победы на выборах президента России с сокрушительным результатом. - Им платят с первого дня работы, поэтому мы можем рассчитывать на то, что и работать они будут тоже с первого дня'.

Во время второго срока, как пообещал г-н Путин, обычные люди увидят весомые положительные изменения. Президент признает, что мало было сделано для того, чтобы повысить уровень жизни для 145-миллионной России за четыре года после того, как он занял пост президента после Бориса Ельцина. Он также знает, что без сильной экономики Россия не может играть значительную роль на международной арене.

Но если цели ясны, то относительно политики, скрытой за ними, можно только гадать. Ведь в самом центре экономических амбиций г-на Путина лежит большое противоречие.

С одной стороны, он, по всей видимости, признает, что сильная экономика может быть построена только путем ее дальнейшей либерализации, и поэтому вновь назначил экономических либералов на важные посты. С другой же стороны, его более высоким приоритетом является создание центральной власти Кремля и подавление источников оппозиции, включая соперничающие партии, деловых лидеров и средства массовой информации. Как рейтинговое агентство 'Фитч' заявило на этой неделе: 'Существует основополагающее противоречие между стремлением г-на Путина создать и динамическую экономику, и сильное государство с неограниченной властью в вопросах вмешательства в экономику и контроля над ней'.

Возможно, даже г-н Путин не знает подробно, как эти разногласия будут разрешены. Но если его первый срок и свидетельствует о чем-либо, так это о том, что президент поставит интересы создания централизованного государства выше проведения либеральных реформ. Россияне, которые ассоциируют политическую и экономическую свободу с хаосом времен Ельцина, будут во многом разделять убеждения Кремля.

Большой неопределенностью остаются цены на нефть. Экономический и политический успех первого срока г-на Путина был связан с устойчивыми ценами на нефть, которые подпитывали экономический рост доходами от продажи и налогов и залатывали дыры в экономике. Резкое падение цен на нефть может быстро перераспределить внимание на острые вопросы в экономике и вновь вызвать необходимость в проведении реформ.

Первый срок г-на Путина также начался с разнообразных экономических планов, включая широко поддержанную программу либерализации экономики, подготовленную Германом Грефом, министром экономического развития. Однако г-н Путин тщательно выбирал реформы для их последующего воплощения в жизнь. Его основным достижением была налоговая реформа. Но г-н Путин отошел от планов г-на Грефа по уменьшению роли государства в таких важных секторах экономики, как газ и банковская система, которые до сих пор остаются в основном в руках государственных компаний - 'Газпром' и 'Сбербанк'.

Вместо этого основными экономическими изменениями, произошедшими во время первого срока г-на Путина, были восстановление власти Кремля над руководителями 89 регионов России путем ограничения их свободы в формировании бюджетов и контроля инвестиций, а также укрощение олигархов, которые пользовались значительной свободой при г-не Ельцине. Процесс начался с захвата контроля над медиа-империями Владимира Гусинского и Бориса Березовского и закончился арестом в прошлом году Михаила Ходорковского, основателя группы нефтяных компаний 'Юкос'.

Г-н Путин также сменил и политическую опору, сократив свою зависимость от олигархов и их пособников и выдвинув людей, в основном имевших послужной список в КГБ, как и сам президент. Процесс достиг своего апогея как раз перед самыми выборами, когда Путин снял с поста премьер-министра Михаила Касьянова, который был назначен Борисом Ельциным и имел связи с экономическим лобби. На его место был назначен Михаил Фрадков, который уже давно служит в государственном аппарате и имел в свое время отношение к КГБ.

В правительстве Фрадкова своя команда экономических реформаторов во главе с Александром Жуковым, единственным заместителем премьер-министра, в подчинении у которого находятся г-н Греф и Алексей Кудрин, министр финансов и сторонник реформ. Но принятие политических решений останется за г-ном Путиным. Парламент, от которого в первые годы правления г-на Путина постоянно зависели его решения, теперь находится в его подчинении.

Уже подготовлены законопроекты, разрешающие продажу земли, реформирование судебной системы и либерализацию железнодорожной и электрической монополий. Чиновники также готовят реформы всего, начиная ипотекой и заканчивая военными делами.

Российский бизнес будет лоббировать либерализацию, хотя уже менее настойчиво, чем до ареста г-на Ходорковского. Олигархи все еще хотят больше свободы, особенно в использовании запасов нефти. А владельцы малых предприятий требуют уменьшить бюрократический аппарат и усилить борьбу с коррупцией.

США и Европейский союз будут продолжать настаивать на проведении более существенных экономических реформ, включая более свободный доступ в экономическое пространство иностранных инвесторов. Теперь, когда Россия имеет огромный прирост товарооборота, Кремль обращает меньше внимания на советы из-за рубежа, чем это было при г-не Ельцине. Однако мнение международной экономической общественности все еще важно для Москвы: Россия хочет получить зарубежное ноу-хау и технологии. Г-н Путин также хочет усилить свой международный престиж, вступив в такие клубы, как Всемирная торговая организация.

Но даже сильнее, чем в первый президентский срок стремление к реформам будет сдерживаться желанием защитить популярность и авторитет государства. Кристофер Гранвиль, аналитик московской брокерской фирмы 'Юнайтед Файнэншиал Груп' (United Financial Group), говорит: 'Я думаю, что реформы, ориентированные на предложение (такие как налоговая реформа), будут идти успешно. Проблема возникнет, когда политика будет пересекаться с основными вопросами российского государственного и большого бизнеса'.

Первым препятствием является само государство. Главным орудием реформ г-на Путина является бюрократия, унаследованная от советских времен; лишь на вершине этой пирамиды находятся высокопоставленные чиновники, которых назначил он сам.

Либерализация требует, чтобы эти люди отказались от власти, привилегий, а во многих случаях - и от возможности брать взятки. Кроме того, она связана с креативным институциональным планированием. Кремль обещает радикальные перемены в сфере деятельности бюрократии. Однако провести их в жизнь ему будет непросто. По словам государственного чиновника одной из западных стран, 'в рамках реформы не существует механизма осуществления, оценки и отчетности'.

Во-вторых, г-н Путин боится критики со стороны общественности. Либералы-реформаторы будут побуждать его к проведению политически непопулярных реформ, вроде сокращения дотаций и повышения цен на отопление и государственное жилье. Как отмечает политический аналитик Борис Макаренко, 'Главная проблема для Путина заключается в том, что модернизация должна выйти на тот этап, когда она становится по-настоящему болезненной' Но г-н Путин почти наверняка будет двигаться медленно. На этой неделе он сказал: 'Следует действовать очень осторожно, поскольку цена ошибки может оказаться слишком высокой. Но действовать надо. И мы будем действовать'.

Далее, нельзя забывать о подавлении политических соперников, особенно либеральных партий, которые в 1990е гг. играли роль мощного лобби в поддержку экономической реформы. Сегодня либеральные партии даже не представлены в парламенте.

Наконец, следует упомянуть об отношениях между Путиным и олигархами. Г-н Путин знает, что либерализация может создать новые возможности для бизнеса: в конечном итоге это означает дополнительные рабочие места, накопление капиталов и рост государственных доходов. Но в бизнесе господствует горстка олигархов, обогатившихся при г-не Ельцине. Г-ну Путину претит перспектива сделать их еще богаче. Похоже, он действительно намеревается их 'окоротить' - к радости многих простых россиян, считающих, что олигархи украли у государства принадлежащие им средства, и заслуживают наказания.

Трудность для г-на Путина состоит в том, как 'приструнить' олигархов, не нанеся при этом ущерба деловой среде в целом. Арестовав г-на Ходорковского, г-н Путин напугал других бизнесменов: некоторые из них теперь сократят объем своих инвестиций по сравнению с тем, что ранее планировали.

Корме того, президент, похоже, стремится сохранить за государством сильные позиции в жизненно важных отраслях промышленности. Брокеры все чаще советуют клиентам диверсифицировать свои вложения, переключаясь с частных энергетических корпораций вроде 'ЮКОСа', 'Сибнефти' и 'Лукойла' на приобретение акций фирм, где контрольный пакет принадлежит государству - самого 'Газпрома', нефтяной группы 'Роснефть' и фирмы 'Транснефть' - монополиста-оператора нефтепроводов, которые, скорее всего, окажутся в большем фаворе.

Крупные иностранные компании, обладающие мощным техническим потенциалом, доступом к финансовым ресурсам и способностью договариваться о сделках на высоком политическом уровне - такие как 'Экксон Мобил' и 'БП' - продолжат операции на российском рынке. Но им, возможно, придется в большей степени действовать совместно с российскими партнерами. На это указывают планы привлечения 'Роснефти' в качестве инвестора и оператора морского нефтяного месторождения 'Сахалин -5', тогда как ее партнер, 'БП', возьмет на себя долю финансирования.

Проблема при таком подходе к олигархам заключается в том, что немногие избранные - а также их иностранные партнеры - будут процветать, а остальным перекроют кислород. 'Чтобы создать нужные условия для будущего роста, России необходимо установить правила конкуренции', - предупреждает Кристоф Рюль, ведущий экономист представительства Всемирного Банка в Москве.

Подлинные намерения г-на Путина вскоре станут очевидны. По российскому законодательству он не может переизбираться на третий срок, так что - если он выполнит обещание не пытаться вносить изменения в конституцию - его правление должно закончиться в 2008 г. Это означает, что последние годы его второго срока пройдут под знаком поисков преемника. Серьезные экономические реформы должны начаться скоро, или они не начнутся вообще.

Если, как говорил Иосиф Сталин, 'кадры решают все', то последние назначения на высшие внешнеполитические посты, произведенные Владимиром Путиным, указывают, что действия России на международной арене приобретут более напористый и реалистичный характер, с большим упором на региональную политику.

Новый премьер-министр Михаил Фрадков - специалист в области внешней торговли в советские времена - работал в Индии, Женеве, а в последнее время занимал пост представителя России при Европейском союзе в Брюсселе. Новый министр иностранных дел Сергей Лавров - профессиональный дипломат, десять лет возглавлявший российскую делегацию в ООН.

Оба они в этот период отстаивали интересы России за рубежом: г-н Лавров артикулировал линию Москвы на противостояние войне в Ираке, а пребывание г-на Фрадкова в Брюсселе пришлось на тот период, когда партнерство России с ЕС осложнилось из-за вступления в эту организацию бывших стран-сателлитов СССР.

Далеко не факт, что обоих этих людей можно назвать 'прозападными' политиками, но их назначение позволяет предположить, что г-н Путин всерьез считает Россию частью Европы, а США остаются для него важнейшим союзником.

Чиновники при нем играют ограниченную роль. Как выразился Константин Косачев, которого г-н Путин утвердил в качестве нового главы думского комитета по иностранным делам: 'Внешнюю политику формулирует президент. Моя функция - превратить парламентскую дипломатию в составную часть общего политического курса Российской Федерации'.

Если государственные деятели проявляют скромность, то другие политики, эксплуатирующие возрождающийся национализм, вроде вице-спикера парламента Дмитрия Рогозина, пользуются немалым закулисным влиянием.

Действительно, в 'византийском' мире кремлевской политики многие по-прежнему выступают за изоляцию России. Г-н Путин хочет сделать Россию более самостоятельной. В прошлом месяце он заявил, что одним из его важнейших достижений было сокращение 'унизительной зависимости страны от международных финансовых организаций'.

Он по-прежнему будет перенацеливать усилия России на прилегающие к ней регионы - 'ближнее зарубежье'. Он закрыл военные базы на Кубе и во Вьетнаме, и вывел миротворцев с Балкан.

Кроме того, он попытался вдохнуть новую жизнь в дышащее на ладан Содружество независимых государств, состоящее из бывших восточноевропейских, закавказских и среднеазиатских советских республик. Он расширил региональную организацию коллективной безопасности, и вновь заговорил о более тесном экономическом союзе с Украиной, Беларусью и Казахстаном.

Подобное партнерство обусловлено мощными коммерческими, культурными и географическими факторами. В результате расширения ЕС и НАТО обе эти организации приближаются к восточной границе России. А США наращивают свое - пусть скромное - экономическое и военной присутствие в Средней Азии и Закавказье.

В крупнейшую 'горячую точку' может превратиться Грузия. Автономные регионы этой страны - Абхазия, Южная Осетия и Аджария - давно уже ищут поддержки России. Россия сохраняет две военные базы в Грузии, и еще одну - в Приднестровье, отделившемся регионе Молдовы. Однако пока г-н Путин придерживается умеренного курса, сочувствуя лидерам автономий, но отказываясь откликнуться на их призывы к более тесной интеграции с Россией.

Г-н Путин осознает ограниченные возможности российских вооруженных сил. 'Главная цель нашей политики - не демонстрация неких имперских амбиций, а обеспечение благоприятных внешних условий для развития России' - заявил он на этой неделе.

Кроме того, он - прагматик: источник влияния России он видит в экономическом росте. Половина ее товарооборота приходится на расширенный ЕС; в будущем в значительный рынок для России, особенно с точки зрения экспорта сырья, превратятся США, а также страны Азии.

Кроме того, он может использовать энергоресурсы в качестве экономического рычага для воздействия на соседние страны. Он поручил 'Газпрому' и РАО 'ЕЭС' - государственным монополистам в области газа и энергетики - занять господствующие позиции на рынках ближнего зарубежья, периодически угрожая поднять цены на газ для Беларуси до западного уровня, чтобы добиться от нее политических уступок.

Стремление г-на Путина к вступлению России во Всемирную торговую организацию также должно способствовать процессу интеграции и большей открытости.

Кроме того, российский президент - сильный тактик. Он умело играет на противоречиях стран ЕС друг с другом, а также с США. Он продолжает одновременно 'обхаживать' Китай и Японию в связи с возможным конечным пунктом Восточно-Сибирского нефтепровода.

Если страны ЕС будут продолжать относиться к России с пренебрежением, г-н Путин может занять более жесткую позицию, используя растущие 'постколониальные' настроения в стране. На этой неделе он принизил значение связей страны с Европой, заявив: 'Благодаря географическому положению Россия является одновременно европейской и азиатской страной'.

ПОД ФАСАДОМ 'НОРМАЛИЗАЦИИ' В ЧЕЧНЕ КРОЮТСЯ НЕРАЗРЕШЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Пока этот месяц проходит для Чечни 'нормально': в боях на территории этой раздираемой конфликтом республики ежедневно погибает как минимум один российский солдат. Спустя четыре года после того, как Владимир Путин был избран на высший пост в Кремле при общественной поддержке его жесткой линии в Чечне, подспудные проблемы конфликта остаются нерешенными, и это может омрачить его второй президентский срок. После первой военной фазы операции по овладению территорией республики, которая прошла гораздо быстрее, чем в ходе предыдущего конфликта 1994-96 гг., российские власти, по их собственным утверждениям, перешли к 'нормализации' - формально оперативное командование передано от армии к министерству внутренних дел.

Прошлой весной в республике прошел референдум о ее принадлежности к Российской Федерации, а осенью президентом Чечни в результате выборов, подвергавшихся резкой критике за многочисленные манипуляции, стал Ахмед Кадыров, бывший мятежник и мусульманский духовный лидер. Однако жесткий стиль руководства г-на Кадырова привел к 'чеченизации' конфликта, а его милиция - возглавляемая его сыном Рамзаном - подвергается критике со стороны правозащитных групп за акты насилия, как минимум столь же серьезные, как и те, что совершаются федеральными силами и группировками чеченских мятежников.

Особых признаков разделения властей в республике не наблюдается: планы проведения выборов в местный парламент отложены по крайней мере до осени. Конфликт в Чечне грозит распространиться вширь и 'заразить' все российское общество. Сотни тысяч солдат и милиционеров возвращаются домой с психологическими травмами. Их ярость способствует росту межэтнической напряженности в стране. Старшее, более умеренное поколение мятежных лидеров, таких как бывший президент Аслан Масхадов, оказалось в изоляции, а группа молодых боевиков, имеющих более тесные связи с международным терроризмом, переходит к более отчаянной тактике и проявляет меньше заинтересованности в переговорах. Одним из результатов этого стали участившиеся теракты с участием самоубийц за пределами Чечни. Возможно, в 1999 г. У г-на Путина и не было другого выхода, но сегодня результаты его политики в отношении этой республики выглядят столь же мрачными, как и всегда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.