В Кремле царит статус-кво. С одной стороны силовики, представляющие силовые министерства, которых возглавляет премьер-министр Михаил Фрадков, человек, который, будучи главой налоговой полиции, располагал компрометирующим досье, как на олигархов, так и на руководителей экономических и военных структур. С другой стороны либералы с новым руководителем аппарата правительства Дмитрием Козаком, который вместе с Владимиром Путиным, являлся одним из главных действующих лиц поколения, выросшего в Санкт-Петербурге после крушения СССР под крылом скончавшегося мэра Анатолия Собчака.

Равновесие между этими двумя властными группировками существует, и в то же время его нет. Создалась ситуация, в которой Путин, как Людовик XIV, может сказать: 'государство - это я'. Темная лошадка, бюрократ Фрадков не сможет шевельнуть ни пальцем, ни документом без поддержки нового царя. Либерал Козак не сможет противостоять 'силовикам' без поддержки своего санкт-петербургского товарища. Очень важный период для Путина, если иметь в виду, что пока рождалось новое правительство, он ввел в Совет Федерации Людмилу Нарусову, жену Собчака.

Двумя неожиданными шагами Путин добавил щепотку соли и перца в пресное блюдо президентских выборов, исход которых был предрешен. За три недели до голосования, он, выступая в прямом телеэфире, распустил правительство. А через пару дней назначил премьер-министром Фрадкова, о котором московские политики, не говоря уже о широкой общественности, давно забыли.

Действительно ли было столь необходимо распускать правительство, которое через несколько дней после выборов все равно бы подало в отставку? Решение Путина перекроить карту власти не было обусловлено выборами.

Как утверждают некоторые российские СМИ, Путину стало известно, что накануне президентских выборов против него замышлялась какая-то 'провокация'. Слухи, которые имеют подтверждения, хотя и произносятся шепотом, сводятся к тому, что самая главная опасность для Путина - это растущее недовольство москвичей, которые понимают, что теряют не только власть, но и большую часть пирога иностранных инвестиций, который достанется собчаковскому гнезду.

Впрочем, между политиками Москвы и Санкт-Петербурга никогда не было хороших отношений. В этом контексте приобретают другое значение слухи о начале заката могущественного политика - мэра Москвы Юрия Лужкова, несмотря на то, что он стал одним из лидеров пропрезидентской партии Единства.

Недовольство, вызванное заменой молодого и представительного Михаила Касьянова, на Фрадкова, человека безликого и неизвестного, длилось недолго. Касьянов был готов к отставке уже давно, и поскольку ему уже нечего было терять, позволял себе открыто критиковать действия президента. Когда стал известен список нового правительства, газета 'Известия' вздохнула с облегчением: на своем посту остались все ключевые фигуры, за исключением министра иностранных дел Игоря Иванова, пониженного до Секретаря Совета Безопасности.

Ключевой фигурой, которая вместе с главой администрации Казаком может помочь восстановлению равновесия между двумя группировками, является, безусловно, Александр Жуков. Он по сути дела - новый идеолог экономических реформ. Либерал, убежденный, что Западу необходимо дать гарантии в том, что Россия не изменит своего курса, по меньшей мере, в области экономики.

Таким образом, новое правительство представляется более сплоченным, чем прежнее: право принимать решения возвращается в руки Кремля, тем более, что на горизонте не вырисовывается заслуживающей доверия оппозиции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.