Девятнадцать лет назад Михаил Горбачев стал Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза. В свое время Горбачев проводил политику, целью которой было вдохнуть новую силу в прогнившую идеологию Советского Союза. Она заключалась в проведении перестройки, или реструктуризации, и обеспечении гласности, то есть открытости. Однако осуществление этой политики оказалось пагубным как для коммунистической системы, так и для самого Горбачева. Ныне, при президенте Путине, гласность и перестройка снова вошли в моду, но по совершенно другим причинам.

Михаил Горбачев представляется нам одним из самых странных политических лидеров за всю историю человечества. Он пришел к власти в стране, которую все признавали сверхдержавой, которую боялись и уважали. Будучи Генеральным секретарем Коммунистической партии, он олицетворял собой политическую систему, идеология которой имела последователей в государствах практически по всему миру.

Он предпринял попытку фундаментально реформировать систему, которая всячески этому противилась. Все его усилия избавить Советский Союз от политического и экономического наследия Владимира Ленина и Иосифа Сталина, причем с сохранением у власти Коммунистической партии, оказались нежизнеспособными. С появлением гласности и осуществлением перестройки сам Горбачев потерял все: работу, партию, страну и, что самое важное, уважение нынешнего российского электората. Однако интересен тот факт, что горбачевские гласность и перестройка по-новому воплощаются в жизнь при Путине, что является своего рода историческим феноменом.

Когда с распадом Советского Союза Горбачев ушел с политической арены, понятия гласность и перестройка либо были забыты, либо интерпретировались определенными людьми по-другому для достижения их целей.

Настоящим защитником гласности был Борис Ельцин. Хотя его многие и ненавидели, когда он находился у власти, да и сейчас пресса и широкие слои общественности нередко выступают с критикой в его адрес, все признают, что Ельцин поддерживал и защищал некое подобие существовавшей на тот момент свободной прессы. К сожалению, при Ельцине для людей, которые могли за это заплатить, средства массовой информации превратились в средства грязной политической борьбы. Ельцину удалось удержаться на второй срок в 1996 году лишь потому, что свободная пресса, которую ему удалось создать, больше не имела значимого влияния. При Путине же Кремль в значительной мере исправил ошибки Ельцина, щедро попустительствовавшего свободной прессе.

Что касается Путина, то по его представлению гласность должна служить интересам государства. Иными словами, он не собирается поддерживать западную концепцию свободы слова. Однако это ни в коем случае не означает введение жестокой цензуры. Поэтому самые пугающие заявления западной прессы по поводу того, что в России свободы слова больше нет, преждевременны и сильно преувеличены. Даже принимая во внимание успехи Кремля, которому удалось приручить и подчинить средства массовой информации до такой степени, что они сами осуществляют цензуру своих репортажей, в Интернете преспокойно можно найти печатные органы или публикации, которые высказывают совершенно отличные от официального Кремля взгляды.

Путинская гласность призвана проникнуть в исконную мудрость обычных россиян, чтобы затем иметь возможность управлять их мнением. За последние четыре года Президент провел беспрецедентные акции живого общения с населением, причем очевидно, что ощущал он себя в гораздо большей безопасности, чем Ельцин на любом из этапов своего пребывания у власти.

Горбачевская концепция перестройки экономики и политики не могла быть реализована на практике. И его попытки привить элементы рыночной экономики Советскому базару были всего лишь иллюзиями. Будучи не в состоянии реформировать КПСС, он не смог удержать ее от восстания против самого себя, что в конечном итоге и привело, по большому счету, к окончанию его политическую карьеру.

При Ельцине перестройка превратилась во всенародное бедствие россиян. Стремясь сохранить свою политическую жизнь, он распродал огромные ресурсы страны группе бандитов, которые в конечном итоге превратились в олигархов. Поэтому слово 'перестройка' - реструктуризация - для россиян стало означать хаос и экономическое бедствие.

В понимании Путина, перестройка призвана вернуть россиянам чувство порядка в экономической и политической жизни страны. Своей первой целью он поставил вопрос о том, чтобы осадить глав субъектов федерации, которые управляли своими регионами как феодальными вотчинами, не подчиняясь федеральной власти. Во-вторых, он провел реорганизацию государственных спецслужб, поставив их лидеров на ведущие государственные посты. Бюрократическая дисциплина, о которой не слышали со времен Советского Союза, вновь стала реальностью.

Более того, Кремлю удалось установить порядок и в политической сфере жизни общества: были созданы партии и парламент, которым оказывалась поддержка официальной власти. Их силами и будет решаться вопрос о реформировании экономики. После того, как Кремль захватил власть исполнительную, а затем и законодательную, неизбежной стала конфронтация с олигархами. Наступление на нефтяного гиганта, 'ЮКОС', стало самым важным решением, которое пришлось принять Путину в течение его первого президентского срока. Элита бизнеса отныне должна работать с Кремлем, или мириться с последствиями своей строптивости.

В современной России о Михаиле Горбачеве уже вспоминают редко. Его имя ассоциируется с распадом СССР и 'смутным временем', затянувшимся на десять лет. Однако во время второго президентского срока Путина можно будет с большой степенью уверенности утверждать, что перестройка Советского Союза, как ее видел Горбачев, и жесткая политика нынешнего Кремля - это практически одно и то же. Горбачев хотел придать новое ускорение экономике; этого же хочет и Путин, причем поддерживать новые реформы должно сильное государство.

Горбачев хотел сделать политическое прошлое Советского Союза более открытым и честным. Путин не собирается запрещать политическую оппозицию, хотя и очевидно, что Кремлем поощряются те, кто следуют его линии. Особый интерес представляет высказывание Путина о тех, кто хочет вернуть Советское прошлое, о ком он сказал, что они без головы, но зато с сердцем.

Ирония истории состоит в том, что бывший функционер КГБ в конечном итоге пытается сохранить почтенное наследие политиков, которые безуспешно пытались спасти Советский Союз.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.