Интервью с Ианом Бреммером. В условиях ведения глобальной инвестиционной политики, финансисты, находясь на огромном удалении от регионов, в которых они совершают финансовые операции, вынуждены опираться на общепринятые и хорошо знакомые параметры и ориентиры - от принятия во внимание тенденций демографического развития до учета отношений рыночной цены акций к чистой прибыли компании. Хорошо ориентируясь во всех этих тонкостях, американцы сумели в период с 1994 по 2001 увеличить свои иностранные финансовые активы на 270%, размер которых составил рекордную цифру в 541 млрд. дол. Вместе с тем Иан Бреммер, Президент компании 'Евразия', призывает американских инвесторов обратить более пристальное внимание на другой аспект проблемы: политический.

В 1998 г. Бреммер основал в Нью-Йорке фирму, ведущую исследовательскую работу и оказывающую консультационные услуги. В своей бизнес-стратегии он исходил из того, что целый ряд факторов, в том числе распространение опасных технологий в мировом масштабе и неконтролируемые рост населения в странах с антидемократическими режимами, неизбежно приведут к тому, что нестабильность в мире с годами будет только нарастать.

Компании, работающие в большинстве регионов, особенно в странах с растущей экономикой, сталкиваются с гораздо большим политическим риском, чем те, что действуют в США и в Европе, где теракты подобные взрывам в поездах в Мадриде и 11 сентября в Нью-Йорке скорее являются исключением, а не нормой жизни. За пределами стран с высокоразвитой экономикой повстанческая деятельность, политическая нестабильность и насилие являются обычными явлениями, в силу которых ценные акции за ночь могут превратиться в кучу никому не нужной бумаги.

В то время, как экономические исследования могут помочь разобраться с тем, может ли страна, к примеру, выплачивать свои долги, инвесторам требуется иметь специфическое знание о том, собирается ли она это делать. Политический риск всегда связан с намерениями, заявляет Бреммер, в свое время работавший в Центре Гувера при Стендфордском Университете, перу которого принадлежит немало трудов по исследованию Советского Союза.

Бреммер придерживается гораздо более сдержанных взглядов в отношении вероятных рисков для инвесторов, чем общепринятые, по поводу якобы благоприятных рыночных перспектив в таких странах как Россия и Китай. Если хотите узнать больше о других неблагоприятных регионах для инвестирования, эта статья для Вас.

Вопрос: Где наибольший политический риск для инвесторов в долгосрочной перспективе?

Бреммер: Наибольший в Саудовской Аравии, являющейся крупнейшим производителем нефти в мире. В настоящее время там политическая оппозиция практически отсутствует. Королевская семья представляет одну из наиболее последовательных политических систем в мире. Однако в долгосрочной перспективе в связи с неконтролируемым ростом населения эта страна неизбежно столкнется с таким фактором, как непрерывно растущий уровень безработицы. Экономика страны практически не диверсифицирована. Рост доходов от продажи нефти в среднесрочной перспективе не предвидится. За последние двадцать лет доход на душу населения снизился в стране на 75%. Следует также принимать во внимание такой фактор как громадная разница в ощущении перспектив развития, существующая между нынешними шестидесяти- и семидесятилетними правителями страны, выросшими в условиях бедности и нищеты, и современной молодежью, которая видит, как буквально на глазах тают доходы.

Существует также и культурный аспект проблемы. Дело в том, что Саудовская Аравия парадоксальным образом является одной из наиболее открытых стран на Ближнем Востоке. Здесь отмечается самый высокий уровень подключения к спутниковым телеканалам на всем Ближнем Востоке, один из наиболее высоких показателей использования мобильной телефонии и доступа к сети Интернет. И одновременно с этим это одно из наиболее закрытых обществ в мире. Все это вместе взятое создает условия для огромной социально-культурной нестабильности. Эти же два фактора в долгосрочной перспективе могут привести к тому, что Саудовская Аравия станет огромной проблемой для инвесторов.

Вопрос: Когда, по Вашему мнению, наступит развязка?

Ответ: В зависимости от цен на нефть- от 5 до 10 лет. В ближайшие два года я не вижу ничего, что могло бы помешать Саудовской Аравии стабильно поставлять нефть на мировой рынок. Однако сам факт, что речь не идет о ближайшем будущем, означает, что руководство США и Саудовской Аравии могут и не предпринимать никаких радикальных мер в настоящий момент. Но вместе с тем временной фактор все же имеет значение: драгоценное время может быть потеряно.

Помимо этого тот факт, что гражданское общество в Саудовской Аравии находится под жесточайшим контролем, означает, что дела могут пойти плохо и даже очень плохо еще и до того момента, когда о происходящем здесь узнает мир. Мы наблюдали небольшие спонтанные проявления оппозиционных настроений в Саудовской Аравии, но ничего похожего на нестабильность в Ираке.

Вопрос: А что Вы думаете по поводу раскачивания лодки?

Ответ: Саудовская Аравия как раз и является таким уникальным местом в мире, где вы менее всего почувствуете, как раскачивается лодка государственности. В этой стране существует система хорошо отлаженного тотального контроля сверху вниз и поэтому, любая нестабильность может проявиться только внезапно и носить взрывной характер. Когда нечто подобное произойдет в Саудовской Аравии, то найдется немало людей, которые этому удивятся. Ведь носить оно будет характер из-за всеобъемлющего государственного контроля над общественной жизнью. Ситуацию здесь можно сравнить с котлом с глухо задраенной крышкой, внутри которого растет давление. Вы не увидите выходящего пара - а вот взрыв понаблюдать сможете. Из-за такого важного фактора, как влияние цен на нефть на мировые рынки, Саудовская Аравия как ведущий нефтепроизводитель, представляет собой огромный риск.

Вопрос: А кто на втором месте по политическим рискам?

Ответ. Я бы назвал Китай. Он сейчас не выглядит как большая проблема для Запада, но в потенциале, воздействие этой страны на окружающий мир может быть даже большим, чем в вышерассмотренном случае. На третье место я бы поставил Россию.

Вопрос: Но Китай выглядит таким стабильным. Инвесторы и корпорации просто обожают эту страну. Почему Вы говорите о риске?

Ответ: Отчасти от того, что все обожают Китай и связывают с ним большие надежды. Если Китай их не оправдает, это окажет влияние на рынки. Сможет ли Китай в перспективе сохранять устойчивый рост ВВП на уровне нынешних 7 - 9% годовых? Это большой вопрос. Второй вопрос: а устойчива ли политическая система в этой стране?

Все задаются вопросом о колоссальной потребности КНР в сырьевых ресурсах, но то, на что мы обращаем пристальное внимание, связано с расходами этой страны на создание инфраструктуры для своей энергетики. Если вы реально планируете ежегодный рост на уровне 7 - 9%, вам необходимо направлять львиную долю средств в создание нефтеперерабатывающих мощностей, строительство дорожной инфраструктуры, ГЭС, генерирующих мощностей. Что же происходит на самом деле? Они даже близко не подошли к финансированию вышеупомянутых отраслей экономики на уровне и в объемах, необходимых для обеспечения дальнейшего роста ВВП на нынешнем уровне.

Все это требует не только денег, но и надежного высокопрофессионального планирования, хорошей слаженной работы на всех уровнях в географически удаленных китайских провинциях. Результаты высокоэффективной работы руководства КПК хорошо видны в показательных регионах, где экономический рост действительно впечатляет, но организовать подобную работу повсеместно и на долгосрочной основе - совсем другое дело.

Прогнозы финансовых аналитиков с Уолл-Стрит по КНР в этом отношении показательны. Они разработали экономический прогноз на 5, 10 и даже на 15 лет и при этом явно игнорируют политические реалии страны. Так, в ходе реформы сельского хозяйства с насиженных мест будет согнано более 100 млн. китайских крестьян. Как следствие их ждет насильственная урбанизация и массовая безработица. В провинциях местная бюрократия ожесточенно сопротивляется закрытию неэффективно работающих средних и крупных промышленных предприятий.

В этом отношении по структуре Китай очень напоминает мне бывший Советского Союза. Я не вижу тех, кто стал бы в очередь за прямыми иностранными инвестициями в малоизвестных городах России, и ничего подобного не ожидаю и от Китая. А если кто-то и делает это, то тут же появляются разговоры о коррупции. Существует, однако, реальная возможность того, что по мере того, как Китай и дальше будет продвигаться по пути более глубоких и серьезных экономических реформ, к чему его обязывает членство в ВТО (Всемирной торговой организации) и экономический рост, политическая система не сможет справиться с резко возросшей нагрузкой и окажется не на уровне задач.

Означает ли это, что в Пекине воцарится хаос? Вероятно, нет. Но возможно наступит период экономического застоя. Это будет означать, что указания, поступающие из столицы, не будут уже эффективно выполняться во всех уголках этой большой страны. В настоящее время рынки этого не ощущают.

Вопрос: Подвержен ли Ближний Восток меньшей степени риска в настоящее время в связи с войной в Ираке, - или в связи с тем, что по крайней мере завершена объявленная фаза военных действий?

Ответ: Если судить об этом по поведению рынков, то можно констатировать, что большинство инвесторов придерживается того мнения, что Ближний Восток был менее рискованным регионом на момент начала войны в Ираке. В отличие от Саудовской Аравии Ирак по-прежнему владеет умами людей. По некоторым данным в стране добывается 2.1 млн. баррелей нефти в сутки, но скорее всего цифра скромнее - порядка 1.6 - 1.7 млн. баррелей. Есть основания предполагать, что они даже закачивают нефть обратно в скважины для поддержания высоких цен на рынке. Рынок более всего обеспокоен межэтническими конфликтами, ведущими к развязыванию в стране гражданской войны, но гражданская война в Ираке в полном смысле слова невозможна.

Исхода, которого рынки более всего боятся, скорее всего удастся избежать, поскольку США взяли на себя обязательство сохранить в стране воинский контингент в составе 100 тыс. человек, а международное сообщество готово финансировать операции. Сам по себе Ирак с точки зрения перспектив рынка, выглядит значительно более благополучно.

Не исключено, что производство нефти в Ираке подойдет к отметке 2.5 - 3.0 млн. баррелей нефти в сутки в ближайшие год-полтора. Чтобы перейти за отметку в 3 млн. баррелей потребуется значительно большего времени, возможно, не менее пяти лет. Это потребует новых инвестиций, но в настоящий момент никто так далеко не заглядывает.

Вопрос: Как Вы оцениваете нынешнюю цену на нефть? Она последние два года редко снижалась ниже отметки в 30 долларов, что, согласитесь, необычно.

Ответ: Мы не рассматриваем эту проблему с точки зрения спроса на нефть. С точки зрения предложения, сейчас в мире очень много дополнительных источников поставки углеводородного сырья на международные рынки. Добыча нефти в Ираке растет. Ливия собирается превысить свою квоту в рамках ОПЕК. Алжир после выборов надеется также увеличить свою квоту. Некоторое время рынки были обеспокоены нестабильным положением в Нигерии, но ситуация там оказалась не столь драматичной, как ранее предполагалось. Россия ежегодно увеличивает свой экспорт на 10 - 15%

Цена черного золота сохраняется на высоком уровне еще из-за того, что в ней излишне завышается еще одна ее составляющая - политические риски. Мир обеспокоен положением в Иране, Ираке, Саудовской Аравии, Нигерии, нестабильностью в Венесуэле - список можно продолжить. Одной из причин, по которым Саудовская Аравия настаивает на уменьшении квот на добычу на последнем заседании стран-членов ОПЕК, заключается в том, что она обеспокоена тем, что цена на нефть упадет с наступлением теплого времени года. С точки зрения поставщиков наиболее вероятным сценарием было бы постепенное снижение давления на цену из-за перспективы перепроизводства нефти в ближайшие месяцы.

Вопрос: Что Вы думаете по поводу тупиковой ситуации по Северной Корее?

Ответ: Это наибольший в краткосрочной перспективе риск, которому рынок не уделяет должного внимания. Вероятность ухудшения ситуации в Северной Корее остается крайне высокой. США надеются, что правящий режим в Северной Корее либо уступит в вопросе о разработке ядерного оружия, либо падет. Лично я с трудом верю в то, что они пойдут на уступки в данном вопросе, после того как затратили колоссальные средства и потратили уйму времени, трудов и усилий для создания собственного ядерного потенциала.

Время играет не на пользу Америке. По мере того, как США усиливают свое давление, наиболее очевидной стратегией Северной Кореи будет наращивание своего потенциала, поскольку они считают, что это является наиболее оптимальным путем для того, чтобы принудить КНР и Южную Корею обратиться к США с призывом отступить от своих планов в отношении Пхеньяна. Подобная эскалация может принять форму запуска ракет в воздушное пространство Японии, к примеру. А возможно - и форму испытания ядерного оружия.

Конечно, рынки Южной Кореи и Японии отреагируют на угрозу подобной эскалации снижением котировок. Северная Корея может преподнести подобный сюрприз непосредственно перед президентскими выборами в США или сразу после них. Если это произойдет перед выборами, то вызовет кризис, а если после - то в том, случае, если на них выиграет Дж. Буш. Такой сценарий представляется как весьма реальным по срокам.

Вопрос: Давайте поговорим о России, где рынки уже оправились после октябрьских потрясений в связи с арестом бывшего главы 'Юкоса' Михаила Ходорковского. В западных деловых кругах бытует мнение, что В. Путина, недавно переизбранного на свой пост, стране Бог послал, и что в России наладится. А Вы что по этому поводу думаете?

Ответ: После Саудовской Аравии и Китая в качестве стран, где существуют наиболее серьезные долгосрочные структурные и политические риски, я бы назвал Россию. Самым крупным из которых является террористическая угроза. В Чечне полно террористов. Мирного решения чеченского конфликта в обозримом будущем не предвидится. В стране накоплено немало радиационных, химических, биологических материалов, надлежащее хранение и сохранность которых слабо обеспечены.

Вторым крупным риском является проблема политической преемственности. В. Путин имеет право избираться лишь дважды. Но парламент уже начал поговаривать о внесении изменений в Конституцию, чтобы он получил возможность избираться и на третий срок. Существует немало вполне вероятных политических сценариев, согласно которым эффективной политической преемственности существующей власти обеспечено в стране не будет. Все это создает потенциальную угрозу, связанную с ситуацией, при которой Путин по какой-то причине не сможет выполнять обязанности президента. Подобную группу рисков можно отнести к разряду долгосрочных, но это очень и очень значительные риски. К ним можно, например, отнести такую гипотетическую ситуацию: президент погибает в результате покушения.

Так или иначе, но Путин, вероятно, будет управлять страной и в 2008 г., когда закончится второй срок его президентства. За четыре года может произойти все, что угодно. Однако сейчас трудно себе представить кого-либо другого у власти в стране. Его преданность делу демократии, возможно, связана с его приверженностью идее обеспечения демократии для российского народа. Его популярность в настоящее время является весьма заслуженной. Он, конечно, не является демократом в западном понимании. Следует принимать, однако, во внимание то обстоятельство, что сейчас в России мы имеем дело с несколько другим историческим и культурным контекстом.

Другим аспектом данной проблемы является то обстоятельство, что Россия является нефтедобывающей страной. Благодаря мировой цене на нефть в 30 долл. за баррель, Россия восседает на огромном мешке с деньгами. Однако в один прекрасный день в ближайшие пять лет, готов поспорить, цены на нефть значительно снизятся. И это не сможет не сказаться на стабильности и экономической политике России.

Трудно себе представить, что В. Путин предпримет шаги против крупных западных компаний, которые инвестировали существенные средства в российскую экономику. Проблем с инвестициями 'Бритиш Петролеум' в консорциум 'ТНК-БП', думаю, не возникнет. По той простой причине, что если прижмут БП, то от этого пострадает российский рынок. В. Путин и его окружение отдают себе в этом отчет. Это, однако, не означает, что они не будут создавать больших проблем для инвесторов.

Вопрос: В чем заключается риск для инвесторов, которые вкладывают большие деньги в российские акции и облигации?

Ответ: Российские акции могут пострадать. Очень сильно пострадал 'Юкос'. Могут отозвать лицензии и сделать компанию менее функциональной. Существуют риски того, что мелкие инвесторы в России могут быть оттеснены, активы компании арестованы. Они могут столкнуться с тем, что законодательство к ним менее благосклонно, чем они ожидали. Иностранцев могут принудить продать на рынке миноритарные пакеты акций.

Вопрос: Давайте обратимся к Индии и Турции. Каково Ваше отношение к существующим там проблемам?

Ответ: Положение в Индии весьма благополучное. Субконтинент является одним из немногих мест в мире, где были предприняты серьезные шаги в деле разрешения долгосрочных застарелых конфликтов. Кипр, серьезно помогающий Турции, еще один пример. Конфликт с Пакистаном был для Индии опаснейшим политическим риском на протяжении последних двух десятилетий. Я посетил Индию в декабре и был очень приятно удивлен тому, какую поддержку среди всех слоев индийского населения получил президент Пакистана Первез Мушарраф. Другое дело - проблемы, связанные с коалиционным правительством в Пакистане или экономический рост в Индии. В стране, бесспорно, легко найти регионы, куда инвестировать особых охотников не находится. Зато находятся другие, весьма привлекательные для инвестора провинции. Это в первую очередь юг страны, города Бомбей, Бангалор. Бюрократизм в стране весьма развит, повсеместно процветает коррупция, хотя она и не носит крупномасштабный характер. Но в отличие от Китая политическая система в Индии остается стабильной. На ближайшую пятилетку тут никто вам не пообещает десяти процентного роста ВВП, но я почти уверен, что в ближайшее десятилетие Индия сможет продемонстрировать стабильный экономический рост, колеблющийся в пределах от среднего до сильного.

Вопрос: Дебаты о том, будет ли Турция принята в Евросоюз, не утихают. Должна ли страна в этой ситуации начинать переговоры о вступлении, не окажет ли это позитивного влияния на фондовый рынок и рынок акций в этой стране?

Ответ: Мы также смотрим на Турцию с оптимизмом. Мы полагаем что к концу текущего года Турции, возможно, будет объявлено о дате проведения переговоров с Европейским Союзом по вопросу о вступлении. Тут существовало два крупных политических риска. Первый, что ситуация в Ираке взорвется, чего, как мы предполагаем, не произойдет, и что США откажутся от поддержки Турции. Итак, оба этих риска устранены. Существенный прогресс был достигнут и в вопросе урегулирования кипрской проблемы.

Военные в Турции - этот аспект учитывался. Когда Турция отказалась от плана командования США открыть северный фронт в войне с Ираком, рынки очень на это плохо отреагировали. Но, в конце концов это все же выглядело лучше по сравнению с откровенно антивоенной позицией западноевропейских стран. В любом случае, если европейцы при выборе критериев для вступления в Евросоюз ориентируются на европейцев с аналогичными взглядами, Турция похоже, является подходящим кандидатом.

Спасибо, Иан.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.