Когда Евгений Касперский отправляется на войну, его волосы аккуратно завязаны в хвост, в карманах две пачки сигарет 'Парламент' - фронтовой паек, а путь его лежит на север Москвы. Там этот мужчина с небритой щетиной заходит в 16-этажный панельный дом, проходит мимо консьержек, еще с советских времен с подозрением оглядывающих его, поднимается на скрипящем лифте в свою 'боевую комнату'. Там у мониторов уже сидят восемь молодых людей. Они перелистывают толстые папки и забивают ряды букв и цифр в компьютеры. Они точно знают: за экранами идет битва.

Команда Касперского ведет оборонительную войну против того, что наступает на них из всемирной паутины. Оборонительную войну, в ходе которой команда время от времени организует контратаки. Эти парни - борцы с вирусами из Лаборатории Касперского, самого успешного производителя антивирусного программного обеспечения. Евгений Касперский их вождь, их полководец. Между битвами у него почти не бывает ни дня покоя.

Особенно тяжело было в прошлом месяце. Февраль 2004 года стал самым ужасным днем в истории Интернета. Настоящий боевой разгул. Каждый день новые, все более сложные версии вирусов, троянских коней, спама и нежелательной почты. Один червь Mydoom, парализовавший сотни тысяч компьютеров и заразивший миллионы и миллионы электронных сообщений, нанес ущерб в 30 миллиардов долларов. Московские борцы с вирусами обнаружили его первыми. Этот червяк попался в электронную западню на русской территории.

Открытые Касперским поисковые алгоритмы позволяют быстро сканировать базы данных и тем самым находить противоядие против вирусов. Он и его команда должны действовать и думать очень быстро. Потому что враги придумывают все новое и новое оружие. А сейчас в Интернете вообще царит настоящая анархия. Иногда создатели двух вирусов объединяются, чтобы выступить против кого-либо третьего. 'Битва идет не только между добром и злом, но и между злом и злом. Они сейчас осуществляют раздел мира. Как когда-то боролись СССР и США', - говорит Касперский. В антивирусной компании 'Тренд Микро' считают, что ущерб от вирусов, составлявший в 2001 году 13 миллиардов долларов, увеличится в этом году до 80 миллиардов.

Для Касперского всемирная паутина является тем же самым, что Балканы или развалившийся Советский Союз. 'Интернет, - говорит он, - находится под угрозой вымирания. Он стал слишком опасным. Представьте себе город, в котором 99 процентов населения живут по законам, а остальные превращают их жизнь в ад. А на улицах нет никакой полиции'.

Россия, без сомнения, - Эльдорадо для компьютерных взломщиков и спамеров. Считается, что и Mydoom был изобретен где-то между Калининградом и Владивостоком. В компьютерных базах данных на разыскиваемых лиц в ФБР и других организациях то и дело всплывают русские имена.

Причины ясны. Хотя в России всего 8 миллионов пользователей Интернета, но зато среди них чрезвычайно много талантливых компьютерных экспертов. Это идет еще со времен холодной войны, когда повсеместно развивалось техническое образование для подготовки специалистов для военно-промышленного комплекса. Насчитывалось тысячи так называемых 'почтовых ящиков', мозговых центров оборонных предприятий.

К тому же российская юстиция не в состоянии бороться с террором в Интернете. Если в большинстве Западных стран при обнаружении вируса заводится уголовное дело, то в России для этого необходимо, чтобы потерпевший подал иск, определив размеры ущерба. 'В России, - говорит Касперский, - хакеры чувствуют себя в большей безопасности. Наша территория могла бы стать тыловой базой для компьютерных террористов'. Касперский консультирует даже российские секретные службы и министерство обороны, если в Интернете вновь появляется след 'червя'.

Касперский боролся с вирусами уже в советское время. В октябре 1989 года, во времена Горбачева, 24-летний научный сотрудник министерства обороны сидел перед экраном, когда вдруг на нем посыпались все буквы. Это Евгений Касперский поймал компьютерный вирус. 'Тогда было всего пять вирусов и десять антивирусных программ', - вспоминает он. Касперский изолирует вирусы и изучает их.

Тогда молодой программист не мог представить, что на этом он мог бы заработать миллиарды. Сегодня антивирусных программ в мире сбывается на 2 миллиарда долларов в год. Все новые и новые вирусные эпидемии обеспечивают этой отрасли прекрасные показатели. Холдинг 'Леман Бразерс' (Lehman Brothers) рассчитывает, что в этом году рост в отрасли составит 15-20%.

Лабораторию Касперского Евгений создал совместно со своей бывшей женой Натальей, изучавшей прикладную математику, и дюжиной друзей в 1997 году. Сегодня Лаборатория Касперского насчитывает 300 сотрудников. Предприятие возглавляет Наталья, и оно, охватывая 65% частных и 35-50% корпоративных клиентов, считается первым в России. Филиалы созданы и в Великобритании, и в Германии. На мировом рынке Касперский пока не крупный игрок. Главное, ему пока не удалось закрепиться в США. Такие предприятия, как Symantec, Network Associates, Check Point и японская фирмаTrend Micro имеют намного большие доли на мировом рынке.

Однако среди специалистов он считается одним из самых способных разработчиков антивирусных программ во всем мире. А зона боевых действий в кибер-войне все больше расширяется. Уже сейчас каждый день в мире запускается 50 вирусов, в базе данных Касперского их накоплено 80 тысяч. Спираль гонки вооружений поднимается все выше. Угроза возрастает прямо пропорционально скорости сети, компьютерные убийцы становятся все умнее.

Бизнес, таким образом, обеспечен на длительное время, хотя Лаборатория Касперского больших денег еще не видела. Выйти на биржу владельцы пока не решились. Но борьба с вирусами в сети неминуемо ведет к росту числа продаж. Бизнесмену Касперскому выгодна война в Интернете.

Но Евгению не нравятся эти анархические условия. Для него, иммунолога Интернета, всемирная паутина уже давно не является полем безграничных возможностей. Он особенно предупреждает об опасности, исходящей от одного из вражеских отрядов, - людей, которые уничтожают все, что создано в Интернете. Эти боевики похожи на злодеев из фильмов о Джеймсе Бонде. Касперский называет их кибер-террористами. Он считает, что они стремятся отключить национальные системы безопасности.

Как пользователь Интернета Касперский сегодня так осторожен, будто кибер-террористы уже победили. Банковские операции через компьютер он вообще не приемлет. Он как раз обслуживает один европейский банк, в котором взломан каждый десятый банковский счет. Иногда он использует кредитную карточку для расчетов через компьютер. Как только деньги со счета сняты, он получает сообщение по СМС на свой мобильный телефон. Так он убеждается, что все в порядке. Потому что он знает, там, за стенами идет война. 'Я параноик, - говорит Касперский, - это профессиональное заболевание борцов с вирусами

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.