- Вы утверждаете, что в России в противоположность широко распространенному мнению, изменение системы произошло не против власти, а при ее участии. На чем основан ваш анализ ситуации в России?

- Представить себе ситуацию, при которой российское чиновничество действует против государства, означает глубоко заблуждаться, придерживаясь мифа о том, что политическое руководство придерживается реформаторских идей, полно планов относительно переустройства российской действительности, но чьи все добрые начинания блокируются целой армией бюрократов, выступающих против любых изменений. Я против такого видения ситуации. Не следует забывать о том, что бюрократия это и есть государство.

Когда после распада СССР в 1991 г. мы по горячим следам событий анализировали ситуацию в стране, то отвлеклись от фундаментальных положений. В такой большой стране как Россия власть - местная, региональная, центральная - играет центральную роль в деле преемственности государственности. В повседневной жизни ее роль кажется ограниченной, но при этом коррупция и местничество являются неотъемлемым элементом ее отношений с гражданами и предприятиями.

В нашем коллективном труде, мы как исследователи, постарались напомнить о центральной роли, которую играет столь всеми нелюбимая власть, о которой забыли аналитики. И в самом деле из-за того, что у всех глаза устремлены в сторону Кремля, олигархов, политических партий, из поля зрения выпал фундаментальный аспект изменений, происходящих в российской действительности, а именно: как власть сумела приспособиться к изменениям, произошедшим в стране после 1991 г., к приватизации, рыночной экономике, процессу децентрализации страны.

- В настоящее время в Российской Федерации наблюдаются значительные различия в положении различных регионов. Как эту проблему собираются решать в Кремле?

- Диспропорции существуют даже на уровне одного региона или республики. Даже если в каком-то регионе существует островок экономического роста, образовавшийся вокруг нескольких успешно работающих предприятий, подобный полюс динамического развития не достигает остальных уголков региона, где экономический рост не наблюдается. Бок о бок соседствуют полюсы успешного экономического развития и целые отсталые территории. Не случайно бывший министр экономики Евгений Ясин утверждает, что 'в России наблюдается рост, но не развитие'.

В Москве подобные диспропорции не вызывают особой тревоги. Вот уже пятнадцать лет в стране идет процесс углубления социального неравенства. Все это, впрочем, не особенно волнует центральные власти, которые больше озабочены проблемой поступлений средств в госказну. Наблюдая жизнь в мелких и средних российских городах, начинаешь понимать, что их плачевное положение мало заботит столичную политэлиту. У Кремля нет особой охоты заниматься проблемами провинциального населения, и по этой причине он отдает местной власти на откуп решение всех повседневных вопросов в российской глубинке.

- В чем выразилось то, что центр 'прибрал к рукам' регионы?

- Тут имеется два аспекта проблемы. Один административный, другой - политический. Для вновь избранного президента встает вопрос о политической власти. Во всех 88 субъектах Федерации - республиках и регионах - за исключением, пожалуй, Чеченской Республики, положение в которой в настоящий момент трудно поддается анализу, губернатор избирается на всеобщих и прямых выборах. Мэры также в большинстве случаев занимают выборные должности.

В. Путин сразу же после прихода к власти в 2000 г. захотел покончить с конкуренцией, в лице политических деятелей, избранных в ходе прямых и всеобщих выборов, претендующих на право обладания личной легитимностью, а также возможно претендующих на место лидера в общенациональном масштабе.

Помимо этого он активно приступил к ликвидации положения, сложившегося в 90-х гг., при котором власть на местах была с большими перегибами децентрализована по причине значительного ослабления центральной власти в государстве.

- Удалось ли это сделать Кремлю или попытка была неудачной?

- Отъехав подальше от 'московской политической тусовки', ясно видишь, полностью прибрать к руках регионы Кремлю не удалось. Предприятия согласились подыграть центральной власти, заключив договоры о выплате налогов. Руководители на местах быстро поняли, что лучше отказаться от политической риторики и заявить о своей лояльности действующему президенту, чтобы сохранить свое место и продолжать тихо-мирно руководить на своей территории. Именно в силу этой причины губернаторы согласились с потерей своего законного места в Совете Федерации - Верхней палате российского парламента. Сенаторы от регионов - по два от каждого региона - отныне назначаются федеральной властью с согласия губернаторов и председателей народного собрания.

Таким образом, мы видим, что в парламенте заседают назначенные, а не избранные путем всеобщих выборов сенаторы, которые по этой же причине в своих регионах не являются ключевыми политическими фигурами. Вот почему Верхняя палата потеряла свою функцию репрезентативности и свою роль рупора интересов регионов в Москве.

- Именно этого Кремль и добивался?

- Результат, которого добилась центральная власть, носит двоякий характер. Из-за того, что власть не терпит конкуренции, отказывает независимым фигурам в праве набирать политический вес, - арест руководителя 'Юкоса' наглядный тому пример, - она себя лишает получения достоверной информации, обладания знанием критически настроенных и оппозиционных сил. Она лишает себя динамики, которой обладает демократическое общество, основанное на принципах обмена информацией и плюрализма и в конечном счете может оказаться в политическом вакууме.

В. Путин и его окружение, по всей видимости, чувствуют себя все более и более уверенными в своих возможностях. И в самом деле: им удалось устранить все препятствия, все то, что выполняло роль политического противовеса власти - СМИ, депутатов, независимых от власти олигархов. Но возможно это пиррова победа. Что может сделать власть, даже самая мощная, которая прячет свое лицо, позволяет себе получать дезинформацию относительно реалий экономической и социальной жизни страны?

Интервью провела Мари Жего

Об авторе

Мари Мендрас - научный работник в Национальном центре научных исследований Франции и Центре международных исследований, преподаватель политологии, М. Мендрас является тонким знатоком и исследователем проблем российского общества и российских регионов. В сентябре 2003 г. она опубликовала в издательстве Центра международных исследований совместно с рядом других исследователей работу, озаглавленную 'Как функционирует политическая система в России? Политика, бюрократия и олигархи'.