Подстегиваемые тем же стремлением, что и у миллионов других россиян — выехать из разваливающихся домов, построенных в советское время — и бодрыми рекламами на севере Москвы, Жеребцовы решили приобрести трехкомнатную квартиру через дорогу от школы.

От цены квартиры — 80 тысяч долларов — все вместе кое-как набрали всего тридцать процентов, но все остальное будет оплачено по ипотечному кредиту. Для русских это совершенная революция: четыре года назад слово 'ипотека' знали только семь процентов жителей России, а сегодня ипотечное кредитование — приоритетное направление, обозначенное президентом, средство распространить благосостояние по всей стране и подстегнуть и так уже бодро работающий экономический мотор страны. Увеличение числа людей, берущих такие кредиты — сигнал долгосрочной и невиданной ранее уверенности в завтрашнем дне.

Для таких семей, как Жеребцовы, которые надеются получить ключи от своей квартиры через два года, а кредит выплатить за десять лет, ипотека помогает осуществить российский вариант Американской мечты.

— Для нас это очень большая мечта, — говорит Игорь Жеребцов, священник в популярной протестантской церкви в Москве, — ее можно сравнить и с американской мечтой: это часть того, о чем мечтаем и мы. Мы хотим стабильности, надеемся на нее.

— Еще не факт, что кредит состоится, — оговаривается жена Игоря Оксана, — мы же в России живем, — но она не перестает улыбаться при мысли о будущей жизни для себя, мужа и двоих детей рядом с сосновым лесом, хорошими соседями и вдали от городской грязи.

От кризиса до ипотеки

В беспорядочные 90-е, последовавшие за развалом Советского Союза, кульминацией которых стал кризис 1998 года, немногие русские могли и подумать о том, что когда-нибудь в стране станет возможно долгосрочное кредитование на приобретение недвижимости. Однако при президенте Владимире Путине, на прошлой неделе переизбранном на второй срок, страна вошла в период относительной экономической стабильности. В прошлую пятницу он поставил своему кабинету задачу в два раза сократить число россиян, живущих в нищете, через три года. Сейчас таких 20 процентов населения.

Одно из ключевых направлений, по которым работает Путин — развитие ипотеки и принятие 'пакета законов, которые помогли бы 'запустить' рынок доступного жилья'. По указанию Путина, этими проблемами необходимо 'безотлагательно заняться' в течение весенней сессии работы парламента, потому что 'только свободный гражданин может обеспечить процветание своей стране'.

На этом весьма перспективном рынке уже выдано кредитов, по разным оценкам, на сумму от 400 до 500 миллионов долларов, с отсрочкой выплаты от семи до пятнадцати лет. Средний размер кредита составил 18 тысяч долларов. Георгий Гангус, эксперт из Ассоциации российских банков, сказал, что ассоциация прогнозирует учетверение объема этого рынка в течение трех лет, а потенциальный его размер составляет 30 миллиардов долларов.

Но привести ипотечную схему в Россию было нелегко. Хотя семена ипотеки в стране и были посеяны в конце 90-х, система встретила, и встречает до сих пор, как юридические, так и психологические преграды. Например, до сих пор не апробирован закон, по которому кредитор может выселять неплательщика из занимаемого жилья, так что пока банки очень осторожно выдают кредиты. К тому же, хотя советская система, в которой квартира просто 'выдавалась' тем, кто в ней жил, давно развалилась, закон о праве собственности на землю был принят только в 2001 году.

В условиях, когда спрос на рынке превышает предложение — в некоторых районах Москвы цены на жилье взлетели в прошлом году на 40 процентов — многие семьи не могут себе позволить купить новое жилье без кредита. До недавнего времени в подвешенном состоянии находились и налоговые, и финансовые законы; многие заемщики не имели другого обеспечения кредита, кроме своей зарплаты.

— [Кредитованию] препятствует тот факт, что в России отсутствует понятие кредитной истории, нет ни кредитных рейтинговых агентств, ни кредитных бюро, — говорит Джеральд Гейдж, начальник Консультативного отдела по недвижимости и оценке компании Ernst & Young, проработавший в России уже десяток лет.

По словам Д. Гейджа, в этом году должен быть принят один закон, который несколько ускорит этот процесс — закон, запрещающий банкам и кредитным учреждениям разглашать кредитную информацию. По его словам, только сейчас в России начинается оценка и перевод в денежное выражение таких активов, как недвижимость; по новым правилам также вводится обращение ценных бумаг, обеспеченных закладными, что расширит доступ заемщиков к денежным средствам.

Пока в России выданы 'тысячи, совсем не миллионы' ипотечных кредитов, но г-н Гейдж считает, что эти цифры 'пойдут вверх', поскольку в стране около сотни банков и других кредитных учреждений допущены к реализации ипотечной программы.

И все же и у заемщиков, и у кредиторов остаются определенные вопросы и не проходят страхи. Проценты по кредиту остаются высокими, от 10 до 15 процентов в год. Для многих россиян такая мысль по-настоящему революционна.

— Русские не привыкли брать в долг большие суммы, они боятся этого, — говорит Евгений Михайленко, глава маркетингового отдела ипотечного агентства 'Инком', одного из крупнейших в Москве, — а наши банки боятся выдавать крупные суммы, так что они ставят жесткие условия кредитования. Пока что это трудное дело.

Русские быстро учатся

Систему ипотечного кредитования начинали строить буквально с чистого листа. По данным опроса, проведенного в 2000 году, около половины респондентов хотели улучшить свои жилищные условия, но всего 7 процентов из них знали слово 'ипотека', и всего у трех процентов была возможность собрать достаточно денег, чтобы купить себе новое жилье. В то же время, по другому опросу, в принципе ипотечной схеме доверяли всего 1.7 процента россиян.

Россия быстро учится сама, но, по словам аналитиков, Кремль мог бы извлечь хороший урок и из американской послевоенной схемы, по которой солдатам, вернувшимся с войны, предоставлялись кредиты, в том числе и ипотечные, под гарантии правительства. Эта схема на десятилетия изменила лицо всей американской экономики.

— Это мощное средство для высвобождения внутреннего спроса в экономике, — говорит Д. Гейдж. По его словам, в прошлом 'деньги, которые были нужны людям для покупки дома, выводились из экономики… и покупательная способность [этих людей — пер.] снижалась' из-за того, что и перед покупкой, и после нее они были вынуждены экономить.

Стратегия Кремля преследует и еще одну цель — более равномерное распределение богатства в обществе. В России 25 миллиардеров, и, согласно журналу 'Форбс', это третий результат среди всех стран мира.

— Одна из целей — более равномерно распределить богатства, повысить жизненный уровень среднего россиянина, — говорит Гейдж. — Путин сказал, что это должно быть и будет сделано, и именно здесь проходит один из очевидных путей.

Экономические показатели России в последние годы выглядят хорошо, не в последнюю очередь из-за высоких цен на нефть. В прошлом году экономика страны выросла на 7,3 процента, причем она растет пятый год подряд. На 2004 год правительство прогнозирует рост в 5,8 процента. Эти цифры поддерживали рейтинг популярности Путина на отметке 70 процентов; они вдохнули в русских дух экономической стабильности и, кроме всего прочего, вселили в них надежду на совершенствование ипотечной системы.

— Раньше мы никогда даже не думали об этом, потому что не было денег, — говорит Игорь Жеребцов о своем новом доме. — В нашем государстве ни у одной из сторон нет прав. Тот, кто берет деньги, не знает, сможет ли он их отдать. Тот, кто дает — не знает, сможет ли он их вернуть.

У Игоря и Оксаны есть преимущество перед многими другими русскими. Их организация всегда декларировала полную зарплату и полностью выплачивала подоходный налог. Такое впечатление, что неуплата налогов у русских в крови — и это при ставке подоходного налога всего в 13 процентов — так что немногие в России декларируют все свои доходы. Некоторые банки предлагают это 'учитывать' при выдаче ипотечного кредита, но официально на меньшую сумму.

— Рынок недвижимости пока лишен структуры, и стоимость сделок слишком высока, — считает Виктория Кочеткова из компании 'Дельта Кредит', одного из самых крупных кредиторов в России, имеющих ипотечную программу, — и люди до сих пор боятся банковской системы.

По работе Игорь встречается со многими русскими, уровень жизни которых ниже среднего и которые хотели бы изменить свою жизнь, переехав в новый дом. 'В прошлые времена никто и не думал о том, чтобы взять жилищный кредит. Но это направление набирает обороты, и все больше и больше людей будут это делать', уверен он

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.