Накануне своей победы на выборах 14 марта, на которых при огромной поддержке населения действующий российский президент был переизбран на новый 4-летний срок, В. Путин напомнил о главной цели, которую он поставил перед страной и новым правительством: удвоить к 2010 г. объем ВВП и побороть бедность. Изберут ли ведущие российские экономисты для достижения поставленной задачи путь возврата на рельсы рыночной экономики, или же предпочтут и далее разыгрывать карту прагматизма, как это делали во все последние годы?

По мнению Жака Сапира (Jacques Sapir), директора Высшей школы социальных наук, преподающего также и в Москве, российские экономисты отошли от либерального экономического учения, как до этого они поступили с социалистическим.

Они достигли возраста зрелости, и экономическая политика страны теперь в гораздо большей степени оценивается по конкретным результатам, а не по идеологическим догматам, - считает Ж. Сапир.

Остались еще либералы от экономики, преподающие главным образом в Высшей школе экономики, ссылающиеся, к примеру, на Уильямсона и Норта, но мода на все подобное здесь уже прошла, а серьезные неудачи в экономике в первой половине 90-х и вовсе добили это направление экономической мысли.

В большинстве своем крупные российские экономисты, которых, кстати, нечасто встретишь за рубежом, заняты изучением экономической мысли своих иностранных коллег и новым прочтением доктрин российских ученых прошлого века.

Маятник качнулся в противоположном направлении. И так сильно, что мне зачастую приходится отстаивать идеи рыночной экономики! - восклицает Ж. Сапир.

'В настоящий момент в России насчитывается порядка двух тысяч экономистов, но лишь небольшая их часть занята исследованиями в области экономической теории в том смысле, каком ее принято понимать на Западе', - утверждает Виктор Полтерович, один из крупнейших российских экономистов, преподающий в Школе новой экономики, и возглавляющий Лабораторию математических моделей экономики при Центральном институте экономики и математики в Москве. Вместе со своими коллегами Новиковым, Даниловым и Сергеевым профессор Полтерович выступил на международном коллоквиуме, прошедшем в Санкт-Петербурге под эгидой Международного математического института Эйлера при участии Института математики и экономики РАН. Это мероприятие было приурочено к годовщине памяти лауреата нобелевской премии Леонида Канторовича. Ученый получил премию в 1975 г. в номинации 'Общие вопросы математики и экономики: старые проблемы и новые подходы'.

'Теоретические исследования, которые проводятся в Москве и Санкт-Петербурге (на экономическом факультете Европейского Университета), а также в Новосибирске (в Институте математики), - поясняет В. Полтерович, - концентрируются в Центральном институте экономики и математики, которым руководит Валерий Макаров. В задачу института входит создание математической модели экономики применительно к условиям России. Недавно поблизости от этого института расположились корпуса Новой экономической школы и Центра исследований в области экономически и финансов. Эти два научных центра, получающих стабильное государственное финансирование, работают в тесном контакте с крупными исследовательскими центрами Запада, главным образом США (Массачусетским технологическим институтом, Гарвардом, Стэндфордом, Лондонской школой экономики и др.)'.

Трудно определить сегодня главное направление в исследовательской работе. Весьма далекие от ультра-либерализма, научные труды отличает определенный эклектизм, с упором на проблематику, связанную с динамикой экономического развития. Идеи, в них излагаемые, часто носят оттенок неошумпетерианства (neoschumpeterienne). Значительный научный потенциал, имеющийся в стране в области фундаментальной математики, позволил создать высококлассный центр исследований в области теоретической информатики, Вычислительный Центр РАН, который работает в тесном контакте с Центральным институтом экономики и математики, главным образом по проблемам, связанным с математическими расчетами и моделированием ситуаций.

Несмотря на достигнутые успехи, эти уважаемые научные учреждения и работающие в них исследователи находятся в меньшинстве, даже с учетом того, что к ним можно приплюсовать научные центры Санкт-Петербурга и Новосибирска, которые хотя и скромнее по размерам, но по уровню научных разработок не уступают столичным. Все остальные, - т.е. подавляющее число российских университетов и лабораторий, занимающихся научными исследованиями в области экономики, - пока не достигли международного уровня. Нельзя также не учитывать отъезд за границу крупных российских ученых экономистов в математиков. Среди них Борис Митягин, Евгений Динкин, Анатолий Каток - иммигрировавшие в США, Игорь Евстигнеев - в Великобританию, Геннадий Хенкин - во Францию, с сожалением в голосе перечисляет имена ученых профессор Полтерович.

Что же касается связи между результатами научных исследований и реформами, которые уже осуществляются или запланированы на будущее, то эти связи остаются пока весьма расплывчатыми. Причина заключается в отсутствии передаточных звеньев между теоретическими исследованиями и политиками. По мнению политика и ученого Валерия Макарова именно этим во многом объясняются трудности, с которыми страна столкнулась в 1992 г.

Изменилась ли сегодня ситуация? В плане научных исследований Новая экономическая школа и Центр научных исследований в области экономики и финансов призваны оказать научно-методическую помочь в разрешении подобной ситуации. Однако оба выше цитировавшихся ученых скептически относятся к возможностям политиков и чиновников, у которых пока нет серьезного экономического багажа знаний, необходимого для того, чтобы грамотно внедрить в экономическую практику государства результаты научных исследований, наработанные за все эти годы исследовательскими центрами. Риск того, что разного рода идеологи и демагоги будут заполнять образовавшуюся нишу, продолжает оставаться весьма значительным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.