МОСКВА. - Неожиданное приобретение промышленником Виктором Вексельбергом коллекции яиц Фаберже Малькольма Форбса за девяносто с лишним миллионов долларов привлекло всеобщее внимание к новому классу богатых россиян - коллекционеров произведений искусства. Но не всех их привлекает роскошь Российской Империи.

В косметическом торговом центре Владимира Некрасова 'Арбат Престиж' на Проспекте Мира среди духов, помады, гелей против целлюлита, тампонов и флаконов одеколона 'Дьяволо' Антонио Бандераса на стенах висят монументальные полотна - портреты Ленина, Сталина, эпизоды Сталинградской битвы. Торговый центр - раньше это был рыбный магазин - увешан почти четырьмя сотнями холстов - портретами Н.С. Хрущева, Юрия Гагарина, изображениями церквей, мрачноватых 'ню', советских заводов и колхозов. Третьяковская галерея одалживает у г-на Некрасова картины для выставок.

'Покупка духов - дело эмоциональное; картина - это тоже эмоциональное восприятие красоты', - говорит г-н Некрасов, лощеный, загадочный, постоянно, как черной тучей, окруженный толпой телохранителей. В его империи - 14 магазинов в Москве, объем продаж за 2003 г. достиг 200 миллионов долларов; только что он заключил франчайзинговое соглашение с 'Марионно Парфюмери' - французской фирмой, специализирующейся на розничной торговле косметическими изделиями.

Хранитель его собрания Александр Коробченко

сказал, что выбор помещения для коллекции 'выражает дух времени'; о том же говорит и сам г-н Некрасов.

'Мы вывесили портреты Сталина потому, что он сам был целой эпохой', - заметил г-н Некрасов; по его словам, он восхищается Сталиным за то, что тот разбил нацистскую Германию. Новая элита примеривает тогу дореволюционных коллекционеров - царей и промышленников - чьи собрания составили основу музейных коллекций, в том числе Эрмитажа в Санкт-Петербурге и Третьяковской галереи в Москве. Чтобы ускорить возвращение на родину произведений искусства, вывезенных за границу аристократами или проданных большевиками после революции 1917 г., российское правительство освободило их от налогов и пошлин. Кроме того, власти стараются побудить новых мультимиллионеров России привозить на родину произведения искусства, которые они приобрели и хранят за рубежом.

'Мы надеемся, что частные коллекции будут развиваться, и вернутся к тому состоянию, что существовало в дореволюционной России, - говорит Анатолий Вилков, возглавляющий Департамент сохранения культурных ценностей в Министерстве культуры. -После всеобщей национализации в 1918 г., все это оказалось в руках государства. Но государство не способно хранить и выставлять все'.

Сорокадвухлетний г-н Некрасов, бывший психиатр, считает, что советское искусство недооценивается. 'Это наша жизнь, - говорит он. - Хорошая или плохая - другой вопрос'. Впрочем, с 3 апреля советское искусство вновь станет доступно для всеобщего обозрения: в этот день в Государственном историческом музее на Красной площади открывается большая ретроспективная выставка советского и германского искусства.

Г-н Некрасов занялся коллекционированием 18 лет назад: за это время он собрал более 7000 картин. 'Он начал создавать коллекцию в неудачное время, - говорит г-н Коробченко. - Страна разваливалась'.

'В те времена другие богачи играли в рулетку или ездили в Монако', - добавляет он. Но г-н Некрасов собирал работы советских художников, которые лишились централизованных музейных заказов, характерных для советских времен. Кроме того, он приобрел крупную коллекцию советского авангардного искусства.

Эти поиски принесли ему одно полотно Малевича и 'Влюбленных в розовом' Шагала - обе картины будут выставлены в музее 'Арбат Престижа', который г-н Некрасов скоро откроет в дореволюционном особняке площадью в 48000 квадратных футов, расположенном в одном из запущенных промышленных районов города.

В прошлом году российские нувориши потратили на 'русских аукционах' 'Сотби' в Лондоне более 20 миллионов долларов, отдавая предпочтение художникам 19 века. Искушенные коллекционеры предпочитают художников из группы 'Бубновый валет' - направления, испытавшего влияние Сезанна, которое стало провозвестником российского авангарда. 11 марта в Монако открылась выставка произведений членов 'Бубнового валета', где экспонируется 75 картин из 18 российских музеев, в том числе из Третьяковки. Спонсором выставки стал Владимир Семенихин, российский бизнесмен и коллекционер, живущий в Монако. Пять выставленных произведений принадлежат к его собственной коллекции.

'Мы хотим показать, что русские - не обязательно ужасные люди, бандиты, которые швыряются деньгами направо и налево и устраивают шумные вечеринки', - отметил он в интервью газете 'Коммерсант' в этом месяце.

Цена некоторых картин по сравнению с началом 1990х выросла в три раза. 'Все больше людей хотят вкладывать деньги в искусство', - считает Марина Лошак, искусствовед, работающая с состоятельными бизнесменами. Правда, предостерегает она, рынок завален подделками и работами низкого качества: 'Подлинных произведений очень мало'.

Леонид Шишкин, владелец галереи, специализирующейся на советском импрессионизме, говорит: если раньше его клиентуру составляли иностранцы, то сейчас - почти исключительно россияне. В прошлом году он открыл еще две галереи, и проводит тематические выставки для 'особых' аудиторий, посвященные, например, картинам для детских, или 'Как закалялась сталь' - для владельцев металлургических заводов. 'Им нравятся эти фабричные пейзажи, - говорит он. - Сейчас таких уже не пишут'.

Освобождение от налогов, введенное в начале этого года, к середине февраля уже привело к ввозу в Россию произведений искусства на сумму в 250 миллионов долларов. В прошлом месяце в министерстве был продемонстрирован один из вариантов рубенсовского 'Союза земли и воды', купленный в Европе Владимиром Логвиненко, руководителем строительной компании, который владел в Москве фешенебельным стрип-клубом под названием 'Ап энд Даун'. Он одалживает картину Эрмитажу, где она будет висеть рядом с вариантом из собрания музея.

И музеи Кремля, и Эрмитаж, мечтают заполучить коллекцию яиц Фаберже, приобретенную Вексельбергом, для постоянной экспозиции. Другие коллекционеры, подобно г-ну Некрасову, предпочитают не выставляться в государственных музеях, а создавать частные.

Глеб Шестаков, инвестиционный банкир, скупает в Одессе долги и такое количество картин, что строит под Москвой специальный особняк с копией бального зала Зимнего дворца.

Валерий Дудаков, коллекционер еще с советских времен, совместно с Раисой Горбачевой занимавшийся легализацией и поощрением коллекционирования, управляет московской галереей 'Новый Эрмитаж', владельцем которой является один из бывших менеджеров "Лукойла". Там проводятся тематические выставки произведений из частных коллекций. Последняя из них - 'Пантеон российского андерграунда', где представлено неофициальное искусство 1960х гг.

Президент 'Альфа-банка' Петр Авен, известен филантропическими акциями в сфере культуры - так, в прошлом году он спонсировал выставку Малевича в нью-йоркском музее Соломона Гугенхейма. Московские арт-дилеры описывают его коллекцию российского искусства как собрание музейного уровня. В своем рабочем кабинете он достает мини-компьютер, куда заложен реестр его коллекции. Он говорит о своей любви к российскому 'Серебряному веку', к живописи 'Бубнового валета', сетует о картинах, которые ему не удалось купить, и разъясняет свою философию коллекционирования.

'Я никогда не рассматривал это как вложение капитала, - говорит г-н Авен, бывший министр внешней торговли. - Я хотел создать коллекцию музейного типа: творчество каждого художника имеет такие-то основные периоды, и у меня должна быть одна картина по каждому периоду. Я уже почти закончил. Осматривая мою коллекцию, можно изучать российское искусство данного периода'.

На своей даче в самом фешенебельном пригороде Москвы он показывает коллекцию репортерам, словно опытный искусствовед. В этом доме не найдешь позолоты и роскоши, характерной для жилищ богатых россиян. В гостиной, бильярдной, спальнях, коридорах, стены увешаны картинами Натальи Гончаровой, Петра Кончаловского и других 'звезд' 'Бубнового валета'.

У бывшего психиатра г-на Некрасова - иной подход. В магазине на Проспекте Мира, задержавшись у стенда с белоснежными кремами для кожи, он восхищается своим любимым портретом: на нем изображен сталинский палач Генрих Ягода, павший жертвой репрессий, которые он сам же и развязал.

'Эта картина написана в 1934 г., - говорит он. - Да, она выглядит пугающе, но это тоже история. Историю нельзя перечеркнуть. Это еще не 1937 год, но взгляните на кроваво-красный фон. Он был расстрелян после того, как сам убил многих людей. Он захлебнулся кровью. Художники чувствуют свое время'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.