Обвиняемый в экономических преступлениях и ожидающий суда, Михаил Ходорковский заговорил. В своей статье, опубликованной в понедельник в 'Ведомостях', миллиардер из заключения набросился на российских либералов, приписывая им возросшее влияние Президента Владимира Путина и критикуя за ограниченную политическую программу. Является ли это уступкой Ходорковского, чтобы помириться с Кремлем? Он, несомненно, правильно описал печальное положение российских либералов, но не заинтересован ли и Кремль в том, что может сказать Ходорковский?

Статья озаглавлена 'Кризис российского либерализма' и задает либералам вопрос: 'Что вы сделали для России?'. Она примечательна в нескольких отношениях. Самый богатый человек России и бывший глава крупнейшей частной нефтяной компании страны, Юкоса, сидит в тюрьме с октября. Остальные крупные акционеры Юкоса или тоже находятся в заключении, или объявлены в международный розыск. С прошлого лета Юкос подвергся нападению практически всех правительственных ведомств. Так почему Ходорковский нападает на единомышленников-либералов, а не на своего главного мучителя - Кремль?

В кажущемся сумасшествии Ходорковского есть определенная логика. С самого начала дела Юкоса Ходорковский и его компания пытались отбиваться. Они задействовали армии адвокатов и специалистов по PR и подвергли российскую судебную систему серьезному испытанию. Тем не менее, их героические усилия растрачиваются в международных судах, тогда как интерес к этой истории в стране постепенно утихает. Вполне вероятно, что Ходорковский пришел к выводу, что публичная борьба с Кремлем не имеет смысла, особенно после убедительной победы Путина на выборах в этом месяце и победы про-кремлевской партии на парламентских выборах в декабре.

Но зачем нападать на российских либералов - политиков и партии, которые раньше получали финансовую помощь от Ходорковского и Юкоса? Очевидно, логика Ходорковского такова. Две главные либеральные партии страны, Союз правых сил (СПС) и Яблоко, сами виноваты в своих трудностях. Кремль не сделал почти ничего, чтобы разрушить их политическую судьбу. Обе партии дискредитировали себя, поддерживая экономический режим, созданный при Ельцине и который большинство россиян сегодня считают несправедливым. Это тот режим, в создании которого участвовал Ходорковский.

Может показаться, что он открыто признает свою часть вины за то, что было неправильно в России. Ходорковский называет себя либералом (что, скорее всего, правда), но все же он был одним из немногих, кому удалось выиграть от экономического переворота в прошлом десятилетии. Заявляя о праве широкого выбора, Ходорковский знает, что экономический либерализм в России вызывает только раздражение, отчуждение и озлобленность. Он также понимает, почему общественности в стране безразлична его судьба. 'Надо, необходимо признаться, что 90% российского народа не считает приватизацию справедливой, а ее выгодоприобретателей - законными собственниками', - пишет он.

Пытается ли Ходорковский задобрить Кремль, беря на себя ответственность за ошибки либерализма? Пытается ли он обратиться лично к Путину, называя его реформатором и либералом, лидером всех россиян? Он пишет: 'Чтобы оправдать приватизацию перед лицом страны, . . ., надо заставить большой бизнес поделиться с народом - вероятно, согласившись с реформой налогообложения полезных ископаемых, и с другими, возможно, не очень приятными для крупных собственников шагами'. Как раз эти реформы и запланированы Путиным.

Ходорковский оказал услугу либералам страны. Он указал, что признание прошлых ошибок - это первый шаг к тому, чтобы вновь сделать либеральную программу актуальной. Кроме того, он напомнил либералам, что идеи - это хорошо, но судьба обычных россиян должна быть превыше всего. Российский либерализм вынужден все начинать с нуля. У Яблока и СПС хорошо получалось говорить о великих идеях, но они так и не смогли завоевать электорат, так как предпочитали не общаться с избирателями, а обращаться к ним.

Оказал ли Ходорковский услугу самому себе? Изменит ли его жесткая критика российских либералов и скрытая поддержка Путина его судьбу - ведь ему грозят как минимум десять лет заключения и штрафы в миллиарды долларов? Скорее всего, нет. Если Ходорковский считает, что может взять моральную 'высоту', нападая на бывших друзей и соглашаясь с Кремлем, он заблуждается. Теперь уже слишком поздно. В этой игре все карты у Кремля, и он вряд ли разыграет карту под названием 'снисходительность'.

Ходорковский и российские либералы начали понимать то, что 90% населения знали всегда: приверженность либеральным идеям не всегда означает, что вы правы или популярны. В то время как готовность поделиться богатством и выразить сострадание обездоленным - это почти всегда правильно и на удивление популярно.

(Питер Лавелль - московский аналитик и автор электронного информационного бюллетеня о России Untimely Thoughts (untimely-thoughts.com)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.