Михаил Ходорковский, арестованный экс-глава нефтяного концерна Юкос, приносит публичное извинение президенту Путину и русскому народу

Михаил Ходорковский держался почти полгода. Но на прошлой неделе мужество самого богатого человека в России, по-видимому, было сломлено. Ходорковский, с 25 октября сидящий в московском следственном изоляторе 'Матросская тишина' по обвинению в махинациях и неуплате налогов, передал своему адвокату статью. Под заголовком 'Кризис либерализма в России' статья появилась в экономической газете 'Ведомости'. Правда, заголовок мог бы быть и короче: Mea culpa - я виноват.

При проведении сомнительных реформ и приватизации, российские либералы, 'к коим я отношу и себя, грешного', думали прежде всего о себе, забыв 90 процентов населения, говорится, в частности, в статье. Затем автор высказывает похвалу тому, кто отправил его за решетку, - Владимиру Путину. И хотя, отмечает автор, 'он не либерал и не демократ, но все же он либеральнее и демократичнее 70% населения нашей страны'. Путин, легитимность которого несомненна, является 'гарантом целостности и стабильности страны'.

Одновременно Ходорковский пообещал покорность и очищение. 'Для меня же Россия - Родина. Я хочу жить, работать и умереть здесь. Пришло время задать себе вопрос: что ты сделал для России? Чтобы исправить ошибки приватизации, нужно заставить таких предпринимателей, как он, поделиться с народом'.

Удастся ли падшему олигарху самобичеванием добиться освобождения или помилования, вызывает сомнения. Все предпринятые по сей день шаги Кремля и решения органов юстиции демонстрируют, что Путин хочет на примере Ходорковского и других владельцев концерна Юкос создать прецедент.

Ходорковский - не только один из олигархов, которые в дикие 90-е годы при помощи ловкой приватизации создали себе миллиардные состояния. Он также открыто финансировал либеральную оппозицию, делал ставку на тесные контакты с США и заявлял, что хочет создать нефтяной концерн, равноценный крупнейшим в мире и не зависящий больше от Кремля.

С весны 2003 г. несколько десятков следователей Генеральной прокуратуры и ФСБ искали улики против Ходорковского и Ко, якобы, по личному приказу Путина. И, наконец, в конце июня дело было сделано: сначала за решетку попал руководитель отдела безопасности Юкоса, несколько позже друг Ходорковского и совладелец концерна Платон Лебедев.

Ядром обвинения, выдвигаемого против Лебедева, Ходорковского и их коллег-миллиардеров, является мошенническая приватизация концерна по производству удобрений 'Апатит'. В 1994 г. контролируемая Ходорковским и Ко фирма 'Волна' приобрела за символическую цену в 225 000 долларов государственный концерн с условием инвестировать в него в течение года 283 миллиона долларов. 'Волна' выполнила это условии позже, но зато, по собственным данным, до 2003 г. ее инвестиции составили 309 миллионов.

Ничего необычного не было тогда в задержке инвестиций. В 2002 г. Ходорковский договорился с Министерством государственного имущества о том, что его холдинг 'Менатеп' произведет доплату в государственную казну в размере 15,5 миллиона долларов. Еще в апреле 2003 г. генеральный прокурор России Владимир Устинов написал Путину, что по этому делу 'для дальнейших действий никаких оснований нет'. Но когда сам Путин направил следователей, генпрокурор дал задний ход и арестовал Лебедева.

Этот поворот - не единственное доказательство того, что в деле Юкоса речь идет, в первую очередь, не о справедливости, а о политическом наказании по заданию Кремля. Государственные ведомства упрекают олигархов и их компании в неуплате налогов в миллиардных размерах путем создания за границей дочерних предприятий или с помощью налоговых лазеек в экономически отсталых регионах России. Но так поступали почти все российские компании. И система эта, возможно, была сомнительной, с моральной точки зрения, но легальной. Но этот момент отсутствует в официальной кремлевской пропаганде. Другие олигархи, которые такими же сомнительными методами заложили основы своих состояний остались в большинстве своем целыми и невредимыми.

Другие нарушения законодательства со стороны следователей и в судебных решениях против экс-олигархов также указывают на политическую подоплеку: адвокаты после беседы с их подопечными подвергаются обыску, документы конфисковываются. Важные заседания суда, тесно сотрудничающего с генпрокуратурой, вопреки Уголовно-процессуальному кодексу, проходят за закрытыми дверями. На другие заседания адвокатов даже не приглашают. Кроме того, обычное для экономических преступлений освобождение под залог было отклонено.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.