Трофейные произведения искусства остаются проблемой и после переизбрания Владимира Путина президентом России. Это были вынуждены понять в ходе своего визита в Москву в конце прошедшей недели как канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder), так и министр культуры Кристина Вайс (Christina Weiss). При этом с российской стороны можно было наблюдать позитивную, но крайне осторожную реакцию. Путин заявил, что он не считает этот вопрос закрытым. Он, скорее, надеется, что к процессу решения проблемы подключатся парламенты обеих стран. Это следует рассматривать как симптом того, что в закон о 'трофейных произведениях искусства', который просто-напросто объявляет похищенные после 1945 года произведения искусства российской собственностью, что с немецкой точки зрения не отвечает международному праву, могут быть еще внесены изменения.

Одновременно стало ясно, что спешки с этим не будет. К замечанию Путина, что он-де обязан учитывать общественное мнение в России, следует относиться серьезно. Он в связи с приближающимся 60-летием победы над гитлеровской Германией тоже не может игнорировать чувства своих соотечественников. Для них 9-е мая 1945 года святой день, так сказать последнее, что сохранилось у них от Советского Союза и что ими воспринимается еще болезненно. Трофейные произведения искусства они считают вопреки всем правовым нормам символом этой победы.

Однако не соответствует ситуации то, что даже 'первоклассные отношения' (Шредер) не позволяют того, чтобы были возвращены, по крайней мере, произведения, считающиеся похищенными и по российскому праву, такие, как картина Рубенса (Rubens) 'Тарквиний и Лукреция' или собрание Балдина. В год немецкой культуры в России это как раз был бы крайне необходимый жест. Для немецкой стороны вопрос остается на повестке дня. Только она видит себя отброшенной политикой малых шагов назад, к политике мелких шажков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.