Берлин. - Канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) с супругой в пятницу прилетел в Москву всего на несколько часов, и все же он стал первым западным главой правительства, лично засвидетельствовашим свое почтение переизбранному президенту Владимиру Путину и его супруге в связи с блестящей победой. Так это и предполагалось, дабы подчеркнуть тесное, стратегическое, как любят называть его в Берлине, партнерство с Россией. Шредера мог опередить французский президент Жак Ширак (Jacques Chirac). Однако он вынужден был перенести свой визит на субботу в связи с реорганизацией кабинета министров. Поэтому Шредер первым заверил Путина, что он активно выступает за добрые отношения Москвы с Евросоюзом и за вступление ее во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).

Однако этот жест Шредера не может скрыть, что отношения Берлина с Москвой переживают сложный период. Правительство ФРГ ждет от Москвы, главным образом, три вещи. Во-первых, оно настаивает на стабильности в Российской Федерации, поскольку в противном случае возможны непредсказуемые последствия для всей Европы. Во-вторых, стабильность является, прежде всего по мнению канцлера и представителей немецкой экономики, предпосылкой для хорошего экономического сотрудничества. И в-третьих, в России должны преобладать как можно более демократичные условия.

Что касается стабильности в России, то правительству ФРГ не на что жаловаться. Путину удалось создать более стабильные условия, как было заявлено в Берлине. Вторым критерием для Берлина являются экономические отношения. Их политическим обеспечением должен заниматься Шредер. В 2003 г. объем германо-российской торговли достиг внушительной цифры - 24 млрд. евро. Когда в октябре прошлого года Шредер во главе делегации из нескольких членов кабинета отправился на германо-российские переговоры в Екатеринбург, он захватил с собой 15 ведущих представителей немецких деловых кругов. Еще до начала лета должна состояться следующая экономическая встреча на высшем уровне.

Некоторые крупные германо-российские экономические проекты развиваются успешно. Так, например, в российском г. Самара будет строиться нефтехимическая установка при участии немецкого предприятия 'Линде АГ'. В денежном выражении объем проекта составляет один миллиард евро. Однако некоторые, особенно многообещающие в смысле прибыли проекты не сдвинулись с места. Это относится, например, к так называемому трехстороннему газовому консорциуму. Уже давно запланировано, что Россия, Украина и Германия совместно построят трубопровод, по которому через Украину будет поставляться российский газ. Однако несогласованность между Россией и Украиной пока блокируют этот проект. Тем не менее, в пятницу Владимир Путин выразил уверенность, что договоренность с Украиной может быть достигнута еще до предстоящих там в октябре выборов.

На бумаге пока так и остался еще один проект с участием России и Германии - газопровод под Балтийским морем, по которому газ с Востока России должен поставляться в Западную Европу. Рургаз, предприятие из г. Эссен, давно стремящееся совместно с Газпромом осуществить этот проект, ссылается на наличие нерешенных вопросов. Пока непонятно, кому будет сбываться газ, а также нет ясности и в вопросе финансирования. Хотя российская сторона еще в декабре 2000 г. запросила в ЕС денежные средства под этот проект, Рургаз называет 'перспективу' начала строительства неясной.

И насколько бы интересным партнером для Германии ни казалась Россия, всему есть свои границы. Во всяком случае, это относится к вопросу создания демократичных условий в России. Почти смирившись, смотрят из Берлина, как российское правительство обходится с Чечней. Уже преобладает мнение, что в этом вопросе воздействие на Путина в смысле смягчения позиции Москвы невозможно. Теракты 11 сентября 2001 г. помогли Путину оправдать свою политику в Чечне, ссылкой на террористическую угрозу.

Обращение Путина со СМИ тоже критически воспринимается в Германии. Впрочем, Берлин здесь тоже не очень много может сделать. Тем не менее, после того, как ОБСЕ в своем отчете о выборах в Думу указала на недостаточную свободу СМИ во время выборов, министр иностранных дел Фишер рекомендовал тогдашнему министру иностранных дел Иванову уделить этому отчету внимание.

Апрель, с точки зрения немцев, тяжелый месяц для России. Только что Москва была поставлена перед фактом вступления в НАТО Болгарии, Румынии, Словении и Словакии, и особенно, трех прибалтийских стран - Эстонии, Латвии и Литвы. И хотя Путин сказал на встрече, что его этот факт не волнует, в то же время перенос натовских структур, прежде всего, на балтийские государства, его вовсе не радует. В общем и целом, в Берлине пришли к выводу, что Россия смирилась с расширением НАТО. В качестве доказательства этому приводится участие в пятницу российского министра иностранных дел в заседании Совета НАТО-Россия наряду с 27 его членами.

Напротив, России все еще трудно смириться с предстоящим 1-го мая расширением ЕС, хотя Путин в беседе со Шредером оспаривал это. По крайней мере, Москва уже давно сопротивляется распространению Договора о сотрудничестве и партнерстве ЕС с Россией на новых членов. За счет более высоких таможенных барьеров ЕС, по аргументации Москвы, ущерб России составит 150 миллионов евро в год.

Особенно Германия и Франция выступают за то, чтобы Комиссия ЕС учла озабоченность России. Париж и Берлин работают над предложениями по углублению институционального сотрудничества России с ЕС. И Жирак, и канцлер ФРГ хотят, чтобы 21-го мая встреча ЕС и России на высшем уровне прошла успешно. Во время визита канцлера Шредера Путин все же признал, что усилия Берлина и Парижа могли бы привести к большему пониманию Еврокомиссией озабоченности России.