Джон Т. Коннор-младший (John T. Connor Jr.) управляет инвестиционной компанией, которая вкладывает деньги в нефтяные, сталелитейные, телефонные и даже косметические компании, и все в России.

- А недавно мы купили акции компании, производящей истребители, - заявил Коннор на прошлой неделе, - они продают много (самолетов - пер.) в Индию и Сирию.

Вообще-то рискованно звучит, 'Фонд 'Третье тысячелетие - Россия'', а?

- В глазах среднего человека Россия - очень рискованное место, - говорит Коннор, - а я бы сказал, что риски в России намного ниже, чем считают аналитики.

Прирост активов фонда 'Третье тысячелетие' в 2003 году составил 73 процента, а за первые три месяца этого года - 32 процента, и с этим показателем он вышел на первое место среди расположенных в США фондов, оперирующих на рынках зарубежных стран.

- Получается, мы идем впереди среднего графика, потому что мы инвестируем в производства, которые дебютируют в России, - говорит Коннор, - большинство людей думает, что все, что есть в России - это нефть и газ. Однако в прошлом году я сильно вложился в индустрию связи, а начиная с последнего квартала 2003 года мы сделали большие вложения в сталелитейные компании, и именно благодаря им за прошлый год мы добились самых лучших результатов.

Имя Джона Т. Коннора многим знакомо. Его покойный отец, носивший то же имя, был министром торговли в правительстве президента США Джонсона и генеральным директором компаний Merck & Co. и Allied Chemical.

Коннору-младшему сейчас 62 года. В 1971 году он был назначен директором Бюро по торговле между Востоком и Западом Министерства торговли США. Через год президент Никсон послал его в Москву начальником Торгово-Экономического совета СССР и США.

Фонд 'Третье тысячелетие - Россия' Коннор организовал 1 октября 1998 года после того, как Россия объявила дефолт по части своего внутреннего и внешнего долга, и рынок ценных бумаг обрушился.

- Было море крови, - говорит Коннор, - и нам удалось выйти на рынок как раз тогда, когда (экономика) достигла нижней точки.

С того дня активы 'Третьего тысячелетия' подорожали на 400 процентов, так как Коннор вкладывал деньги в нефтегазовую индустрию и новые секторы, выпускающий товары повседневного спроса.

- Русские женщины, знаете ли, очень любят косметику, и косметика повсюду, - говорит Коннор. В его фонде, кроме всего прочего, есть и акции российской компании 'Калина', которую он называет 'русским Procter & Gamble'.

- Вот пример компании, марка которой вышла на рынок тогда, когда из-за экономического кризиса импортная продукция стала настолько дорогой, что ее просо нельзя было себе позволить. Продвижение торговой марки - это бизнес, который в России только начинается.

Есть ли такие секторы в экономике России, куда Коннор не полезет? Он только смеется.

- По-настоящему неприятен автомобильный сектор, - сказал он, имея в виду сектор 'народных автомобилей', - это такая (новая) машина, которую вы приобретаете за 4000 долларов. Но когда вы открываете капот и видите, что там как раз то, на чем вы учились водить у собственного дедушки, понятно, что за свои деньги вы имеете явно немного.

'Третье тысячелетие', по словам Коннора, - сравнительно небольшой фонд, в нем состоит около тысячи держателей акций, с общим объемом инвестиций - 58 миллионов долларов.

- В среднем мой счет составляет пять тысяч долларов, но у меня есть люди, у которых в фонде до миллиона долларов, и они уже удвоили свои деньги.

Каков риск инвестирования в 'Третье тысячелетие'?

- Риск в том, что вы имеете дело с иностранной валютой, - говорит Коннор, - но в последние годы рубль ведет себя хорошо. Имея большие поступления от экспорта нефти, центральный банк России уверенно движется к уровню золотовалютных резервов в 100 миллиардов долларов. Есть также риски, связанные с корпоративным управлением - юридическими системами в компаниях, в которые вы инвестируете. Что в России хорошо, так это то, что мы всегда в фокусе внимания, а плохо то, что наши новости всегда плохие. Но многие понимают, что движение вперед действительно есть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.