Все зависит от Москвы. Киотский протокол, ограничивающий выбросы в атмосферу двуокиси углерода и препятствующий таким образом глобальному потеплению климата, может вступить в силу только в случае, если его ратифицируют группа государств, на которую приходится 55 процентов мировых выбросов углерода. После того, как от этого отказались США, вся надежда оставалась на Россию, на которую приходится 17,4 процента выбросов. Теоретически все зависит от Думы, которая наметила на 15-е апреля слушания. Но на практике этот вопрос находится в руках экономического гуру - Андрея Илларионова, личного советника президента и завзятого противника Киотского протокола. В конце концов, для ратификации протокола нет 'никаких экономических оснований', писал он в памятной записке для Путина 16-го марта.

Москва в эпоху Ельцина выбирала свою квоту на выброс всего лишь на 70-75 процентов и радовалась возможности продажи излишка своей квоты США на десятки миллиардов долларов. Сразу после отказа от ратификации документа со стороны Вашингтона у России интерес к его ратификации погас. С тем, чтобы спасти Киотский протокол, ЕС пытается заманивать Москву поддержкой при вступлении ее во Всемирную торговую организацию.

Илларионов подсчитал для Путина, что один процент экономического роста означает увеличение выбросов двуокиси углерода на два процента. Россия собирается к 2012 году удвоить внутренний валовой продукт (ВВП). Российские защитники окружающей среды говорят о сознательном введении в заблуждение хозяина Кремля. 'Экономист ранга Илларионова, - говорит эколог Алексей, опасающийся репрессий и потому попросивший не называть его фамилии, - знает, что для объективной оценки недостаточно провести кривую между несколькими статистическими показателями, необходимо проанализировать развитие в отдельных отраслях'.

Для экономического роста в России главное значение имеет экспорт энергоносителей и услуг. Министерство экономического развития и торговли и Институт исследования энергии Российской академии наук приходят к совершенно иному выводу. В исследованиях обоих ведомств делается вывод о том, что даже в случае удвоения ВВП максимальные значения выбросов двуокиси углерода в атмосферу составят максимум 85 процентов от уровня 1990 года. Согласно этим документам, верхняя граница может быть достигнута только к 2017 году. И только в том случае, если не будут приняты меры по энергосбережению, от чего больше никто не может отказываться с той поры, как в Россию пришла рыночная экономика. Поэтому руководитель института Юрий Израэль видит 'громадные резервы'. Хотя он, как и эколог Алексей, 'ярый противник' Киотского протокола. Илларионов, напротив, лжет, и рискует в связи с этим своим авторитетом за рубежом, возмущается Алексей, который считает, что знает подоплеку всего этого: взятки, которые якобы дал Илларионову нефтяной гигант, концерн 'Exxon Mobile'. Речь идет о трех миллионах долларов США. В какой-то мере защитникам окружающей среды США пока удалось установить трансфер в размере 240 000 долларов США. Это, считает Алексей, 'не та сумма, за которую будет крутиться российский чиновник такого ранга'. А Илларионов крутится. Сначала он добился расформирования управления экономики в кремлевской администрации. Его глава Антон Данильянц, заклятый враг Илларионова, сторонник Киотского протокола. Как и министр промышленности Виктор Христенко, сотрудникам которого Илларионов пригрозил по телефону неприятными последствиями. В частности, они готовят по требованию премьера Михаила Фрадкова документ, который должен быть представлен для решения Путину. Фрадков, напуганный предостережениями Министерства экономики, называющего документ Илларионова 'полнейшим бесчинством', потребовал 26-го марта провести дополнительные расчеты. Они могут стать определяющими в деле принятия Россией решения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.