Москва, 14 апреля 2004 года. В пятницу вечером в Москве произошло примечательное событие. Несколько самых известных в мире реформаторов, сторонников свободного рынка, более 4 часов оживленно беседовали об экономической реформе с российским президентом Путиным.

В числе участников беседы были Эд Крейн (Ed Crane), президент вашингтонского либертарианского Института Като (Cato Institute); Хосе Пинера (Jose Pinera), который как министр чилийского правительства полвека назад стоял у истоков первой в мире приватизированной системы социального обеспечения; и Рут Ричардсон (Ruth Richardson), которая как министр финансов сыграла ключевую роль в исключительно успешной реформе свободного рынка в Новой Зеландии.

Они прибыли в Москву для участия в состоявшейся в прошлый четверг под эгидой Института Като в содружестве с российским Институтом экономического анализа и Российским союзом промышленников и предпринимателей важной конференции по экономической реформе, за которой в понедельник последовала еще одна конференция в Санкт-Петербурге.

Президента Путина по-разному оценивают на Западе. С одной стороны, он реформирует российскую экономику, но с другой - одновременно сокращает некоторые свободы прессы и урезает демократические реформы. У него есть очень способная команда ориентированных на рынок экономистов. Его главный экономический советник Андрей Илларионов высоко ценится многими западными экономистами, которые его знали или работали с ним в последнее десятилетие. Одной из любимых тем г-на Илларионова, с которой он и выступил на организованной Институтом Като конференции, является оптимальный размер правительства. Он собрал впечатляющее количество данных, которые подтверждают его вывод о том, что большинство правительств, в том числе и российское, слишком велики, чтобы максимизировать экономический рост и обеспечить благосостояние общества.

Администрация Путина ставит перед собой четкую цель значительно увеличить темпы экономического роста России: с приличных 5-6% в последние несколько лет до 7% и более. Несмотря на недавние экономические успехи России, она по темпам роста отстает от своих соседей на востоке и на юге, особенно от Китая и Индии. Достижения России обусловлены отчасти высокими мировыми ценами на нефть, природный газ и металлы, все из которых она производит и экспортирует в очень больших количествах. Однако эти товары также делают ее очень сильно зависимой от очередного цикличного падения цен. Для того чтобы достичь поставленной цели увеличения темпов экономического роста, Россия должна создать современные промышленный сектор и сектор услуг, которых у нее, к сожалению, нет.

Экономический советник Илларионов и президент Путин хорошо понимают, что частью проблем России является чрезмерно разбухшая и удушающая правительственная бюрократия. Например, российский Центральный банк имеет 82000 работников, в 3 раза больше, чем Федеральная резервная служба США, хотя у нас численность населения вдвое больше, а валовой внутренний продукт в 20 раз больше, чем в России. Г-жа Ричардсон из Новой Зеландии сказала г-ну Путину, что, по ее мнению, ему следует быстрее сократить численность и властные полномочия чиновничества, а Елена Леонтьева из Литовского института свободного рынка добавила, что сделать это надобно путем урезания бюджетов, а не перестановки служебных стульев.

Россия сумела добиться прогресса в реформировании налоговой системы, введя исключительно успешный 13-процентный "плоский" налог на доходы физических лиц. Однако совокупное налоговое бремя все еще слишком велико, чтобы сделать Россию по-настоящему конкурентоспособной. Один российский бизнесмен объяснил мне, что перед тем как выплатить своим работникам недельную зарплату, он сначала вычитает из их заработка 13% "плоского" подоходного налога, затем 35,6% 2 "социального налога" (для государственной программы пенсионного обеспечения), который уже решено уменьшить до 26%. Кроме того, он должен заплатить налог на корпоративную прибыль в размере 35% и налог на прибавленную стоимость в размере 17% (на все, что он закупает). Хосе Пинера, чьи приватизированные программы социального обеспечения приняты в 17 странах мира, подчеркнул необходимость упростить и ускорить предлагаемый переход России к частично приватизированной системе социального обеспечения.

Беседуя с Путиным, Эд Крейн из Института Като подчеркнул важность приватизации всех средств массовой информации (СМИ) и отказа от ограничений на свободы прессы, заметив при этом, что действительно сильный лидер делает свой народ более свободным. Президент Путин принял деятельное участие во встрече и, совершенно очевидно, понял все те замечания и наблюдения, которые были ему высказаны.

Если побывать в центре Москвы, становится ясно, что она живет очень энергично, а обновления последних лет сделали ее почти что ничем не отличающейся от любого нормального европейского города. Проблема в том, что центральная часть Москвы пока еще не типична для столицы в целом, не говоря уже о значительной части других уголков России, где настоящая бедность и страдания являются судьбой типовой семьи. Как человек, бывавший в России много раз и принимавший участие в первых попытках проведения реформ, я ободрен тем, что увидел прогресс, но также и удручен сохраняющейся коррупцией и упущенными возможностями. Г-н Путин и его экономические советники, совершенно очевидно, знают, что им нужно делать, однако остается открытым вопрос, воспользуется ли г-н Путин своим высоким политическим рейтингом, чтобы достаточно быстро и смело пойти по пути превращения своей страны в реального экономического "тигра", или же он удовольствуется лишь мелкими шажками в этом направлении.

Г-н Путин может остаться в истории как просто очередной российский правитель, который не воспользовался представившимися возможностями, или как великий российский государственный деятель, который возвысил свою страну до уровня процветающей и свободной. Выбор остается за ним, а жюри пока еще не огласило своего вердикта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.