"Для участия в судебном заседании я почти ежедневно вынужден ездить под охраной в Военный трибунал Московского военного округа. Одна такая поездка отнимает не менее 15 часов в сутки. . . В автозак (автофургон для перевозки заключенных - прим. пер.) арестованных запихивают, как сельдей в бочку, и они не имеют возможности ни опереться на что-то, ни присесть. Дышать абсолютно нечем. . .зимой в таком автофургоне холодно, а летом нестерпимо жарко".

Вышеприведенный отрывок взят из письма российского заключенного Михаила Трепашкина, которое он недавно передал своему адвокату. Г-н Трепашкин сам адвокат и он представлял интересы некоторых из жертв взрывов жилых домов в Москве в 1999 году. В ходе расследования этого дела, он, очевидно, натолкнулся на доказательства, которые, с его точки зрения, указывают на причастность к этим взрывам не чеченских террористов, а российской Федеральной службы безопасности (ФСБ). Еще до того, как он представил эти доказательства в суд, он был арестован за нелегальное владение оружием: по словам его адвоката, оружие, о котором идет речь, было подброшено в его автомобиль.

Хотя многие детали этого дела туманны, письмо г-на Трепашкина понятно. В нем он описывает условия содержания в российских тюрьмах, которые сами по себе были бы шокирующими, но становятся еще более шокирующими, если принять во внимание недавнюю историю России. Перевозки заключенных зимой в неотапливаемых автофургонах, размещение в небольших по размерам камерах, длинные сроки содержания под стражей до суда - такими были условия в советские времена, и очень печально видеть, что они сохранились или снова возвращаются сегодня.

Что еще хуже, этому последнему беглому взгляду на тюрьмы России предшествовал наплыв тревожных историй о других российских заключенных. Некоторые истории просто непостижимы: в Москве появилось письмо, подписанное Михаилом Ходорковским, российским миллиардером, который был арестован и все еще находится под стражей, как представляется, по политическим мотивам. В этом письме - что тоже является мрачным эхом сталинского прошлого - осыпается похвалами российский президент Владимир Путин. Через своего адвоката г-н Ходорковский заявляет, что не писал этого письма. Здесь, опять-таки, частью проблемы является отсутствие полной и достоверной информации.

Другие истории, напротив, понять очень просто. На прошлой неделе один московский суд приговорил к 15 годам тюремного заключения русского исследователя проблем контроля над вооружениями Игоря Сутягина. Г-н Сутягин обвиняется в том, что написал доклад о российских атомных подводных лодках для одной английской фирмы. Г-н Сутягин, которого держат под стражей без суда вот уже 4 года, не отрицает, что написал этот доклад, но утверждает, что все содержащиеся в нем сведения взяты из открытых источников. Во время суда над ним ФСБ отказалась подтвердить или опровергнуть это его утверждение.

Это дело удивительно напоминает одно более раннее судебное дело по обвинению Александра Никитина, защитника окружающей среды, который опубликовал информацию о радиоактивных отходах Северного флота России. Он тоже заявлял, что все сведения взяты из открытых источников, и в 2000 году был оправдан.

То, что г-ну Сутягину не повезло, возможно, свидетельствует о том, насколько в последние 4 года в России стали жестче подходить к подобным случаям. Хотя имеется всего несколько подобных судебных дел, они начинают оказывать отрезвляющий эффект на российских исследователей и журналистов, которые теперь шарахаются от щекотливых тем, таких, как ухудшение состояния окружающей среды, или от военных вопросов, которые, как известно, держит "под колпаком" ФСБ. А что если ФСБ расширит свой перечень запрещенных тем, включив в него политическую оппозицию? Те, кто не хочет кончить тюрьмой вроде той, которую описал г-н Трепашкин, в таком случае станут еще более осторожными - во вред всем россиянам.