В апреле эксперты из России и США встретятся, чтобы проанализировать тактику террористов - от проникновения в компьютерные системы до захвата ядерного оружия.

Представьте себе такой сценарий: хакеры, работающие на 'Аль-Каиду' проникают в компьютерную сеть управления российским ядерным оружием, и 'обманывают' систему, имитируя ядерное нападение, вызывая тем самым 'цепную реакцию' и реальный ядерный контрудар.

В прошлом месяце в центре внимания оказался еще один 'апокалиптический' вариант: СМИ процитировали утверждение Аймана аль-Завахири, заместителя Усамы Бен Ладена, который хвалился, что 'Аль-Каида' уже заполучила 'несколько бомб в чемоданах', состоящих из радиоактивных материалов, перемешанных с обычной взрывчаткой. По словам г-на Завахири, за 30 миллионов долларов на среднеазиатском черном рынке или у недовольных российских ученых можно приобрести все, что угодно. Россия моментально опровергла эти заявления.

Но в числе угроз, связанных с ядерным терроризмом, аналитики рассматривают и такие 'гипотетические' варианты: ведь нынешние террористические группировки быстро обучаются, и уже начинают выискивать уязвимые места в системах защиты ядерных арсеналов.

Позднее в этом месяце небольшая группа российских и американских экспертов, военных и гражданских, без лишнего шума проведет первую встречу в Москве, которая станет началом имитационных учений продолжительностью в один год, призванных выявить новые угрозы.

'Эти угрозы относятся к будущему, но мы должны быть готовы к ним уже сегодня, - говорит Павел Золотарев, отставной генерал-майор российских ракетных войск стратегического назначения, которые 'унаследовали' громадный ядерный арсенал СССР. - Необходимо исключить любую возможность проникновения в систему ложных сигналов, способных спровоцировать решение президента [о пуске ракет]'.

В прошлом приоритетное значение для России имел вопрос о защите накопленных запасов оружейных ядерных материалов. США тратили примерно миллиард долларов в год на модернизацию систем безопасности российских ядерных объектов и демонтаж боеголовок.

Однако сегодня эксперты изучают возможность перехода террористов к новой тактике - от хакерства до захвата самого ядерного оружия.

'Характер угроз меняется самым радикальным образом', - говорит Владимир Дворкин, генерал-майор ракетных войск в отставке, возглавлявший до 2001 г. научные исследования в интересах стратегических сил российского министерства обороны, противоракетной обороны и космических систем.

'Кибернетическая война' и технологии пятидесятых

По иронии судьбы, не столь современные российские системы, возможно, являются менее уязвимыми к самым изощренным угрозам сегодняшнего дня, в том числе 'кибернетической войне', чем вооружения США.

Жестко централизованная система контроля, существующая в России - наследие советской эпохи - 'на определенном уровне способна затруднить террористам задачу взлома предохранительных систем и организации несанкционированного запуска', - отмечает специалист в области ядерной безопасности Брюс Блэйр, бывший офицер, обслуживавший ракеты 'Минитмэн', возглавляющий сегодня вашингтонский Центр оборонной информации (ЦОИ).

Инфраструктура Министерства обороны США, напротив состоит из 2,1 миллиона компьютеров, объединенных в 10000 локальных и 1000 протяженных сетей.

Опасность со стороны хакеров

Хакеры активно действуют против государственных компьютерных сетей, если судить по количеству систем, подвергшихся таким атакам в США. По данным 'Эм Ай 2 Джи', лондонской фирмы, специализирующейся на анализе компьютерной безопасности, в 2003 г. произошел 'гигантский рост электронных преступлений', причем помимо чисто уголовных правонарушений, на несколько сот процентов возросла и 'активность экстремистских групп'.

Результаты исследований - с них до сих пор не снят гриф секретности - проведенных пентагоновской 'Комиссией по предотвращению сбоев ядерных систем', перед которой, в одной из 'звуконепроницаемых комнат' Пентагона, еще в 1992 г. выступал г-н Блэйр, давая показания о защитных системах советских ядерных сил, указывают на ряд недостатков в управлении ядерным оружием в США, которые, возможно, характерны и для нынешних российских систем. Исследователям удалось обнаружить электронный 'черный ход' в систему ВМФ США по передаче приказов о запуске ядерных ракет подводным лодкам 'Трайдент'.

'Этот недостаток давал возможность хакерам - от террористов до озорников-школьников - ввести в систему приказ о запуске и передать его 'Трайдентам', - говорит Блэйр. Упущение было столь серьезным, что ВМФ США пришлось менять всю процедуру подтверждения приказа о запуске.

Действительно, существует мало систем, которые можно назвать абсолютно защищенными. В 1997 г. Агентство национальной безопасности США наняло 35 хакеров для имитации атаки кибертеррористов. Им удалось взломать сети министерства обороны и отключить некоторые элементы его единой энергосистемы и структуры техобслуживания.

Подобные риски побудили 'сторожевого пса' ООН - Международное агентство по атомной энергии - провести в октябре 2002 г. первое совещание по проблемам уязвимости электронных систем.

'Мы хорошо осознаем эту проблему и занимаемся ей в рамках обеспечения ядерной безопасности в целом, - заявил в Вене представитель МАГАТЭ. - Она непосредственно связана со способностью хакеров проникать в якобы защищенные системы'.

Однако в России существует замкнутая система раннего предупреждения и запуска, абсолютно не связанная с Интернетом и другими внешними порталами, поэтому большинство американских специалистов считают ее защищенной. Россия, подобно системе командования и контроля над ядерными силами США - некоторые из ее элементов были созданы еще в 1950х - 1960х гг. - полагается на устаревшее оборудование.

'Это напоминает ситуацию, когда вы ездите на 'Мерседесе' первого поколения, который не починишь ни в одном из современных ремонтных центров', - говорит Максим Шингаркин, майор в отставке, служивший в 12-м Главном управлении Министерства обороны России, отвечающем за защиту ядерных арсеналов.

Даже если военные кабели проложены рядом с гражданскими, что обеспечивает доступ к системе извне, террористы способны 'принять сигнал, но не способны его передать', оставшись незамеченными, говорит майор Шингаркин.

'Металлолом'

Понадобился специальный проект, осуществлявшийся в течение трех лет начиная с конца 1990х, чтобы современные компьютеры научились распознавать и обрабатывать информацию, передаваемую этим 'металлоломом', управляющим системами ядерных вооружений, добавляет Шингаркин.

Даже сегодня вместо обычных компьютерных паролей там зачастую используются перфокарты.

Однако, по словам Блэйра из ЦОИ, низкая зарплата российских военных и общая запущенность оборонной сферы порождает собственные опасности с точки зрения терроризма: 'Сегодня существует вопрос о соучастии самих сотрудников этих структур, и если среди них есть люди, обладающие информацией о потенциально уязвимых местах системы, масштаб проблемы возрастает вчетверо'.

750000 долларов за банку с меркурием

'Уже появились первые признаки такого соучастия, хотя установить здесь связь с террористами было непросто', - говорит Мэттью Банн, эксперт по ядерным вопросам, работающий в гарвардском 'Проекте по обузданию атома'.

'Найти связь между человеком, способным что-то украсть, и 'Аль-Каидой' - дело очень трудное, - отмечает г-н Банн. - Они же не просто ходят вокруг в белых чалмах и размахивают миллионной пачкой долларов, надеясь чего-то добиться'.

Однако, как выяснилось, в прошлом году некий российский бизнесмен вышел на сотрудников одного из ведущих российских НИИ, предложив 750000 долларов за оружейный плутоний, заявил Банн. Те обманули покупателя, подсунув ему канистру меркурия.

На смену 1990м - времени 'отчаявшихся сотрудников', когда часовые на ядерных объектах уходили с постов, чтобы добыть что-нибудь поесть, а электропитание систем сигнализации и управления вооружениями отключалось за неуплату, сегодня приходят времена 'жадных сотрудников', добавляет Банн.

А то, чего не купишь за деньги, можно еще проще взять силой.

Американские военные продемонстрировали, что такая угроза вполне реальна, успешно имитировав нападения террористов на ядерные пусковые установки США, включавшие, среди прочего, и установку на одном из таких объектов импровизированного ядерного взрывного устройства: эта операция заняла считанные минуты. В ходе секретных учений, проводившихся в России, 'террористам' также удалось преодолеть системы безопасности ядерных объектов.

Обеспокоенность этими вопросами особенно усилилась после нескольких событий, связанных с действиями террористов. В 2001 и 2002 г. произошло четыре случая поимки чеченцев, наблюдавших за двумя пусковыми шахтами - настолько засекреченными, что само их местонахождение не должно было быть известно никому - и двумя мобильными ракетными установками.

Чеченские сепаратисты тесно связаны с 'Аль-Каидой'; они уже не раз недвусмысленно заявляли, что могут захватить ядерный объект. Мало кто сомневается в их способности сделать это. В октябре 2002 г. россияне испытали настоящий шок, когда группа вооруженных до зубов чеченцев в количестве 41 человека захватила театр в центре Москвы - а ведь такой отряд, по словам Банна, вполне может одолеть охрану изолированной ядерной пусковой установки.

'Это вызывает большую тревогу, - замечает Банн. - Все строится на предположении о том, что разведслужбы работают настолько хорошо, что способны заранее узнать, когда должен произойти такой захват. Но если им это не удастся, беды не миновать'.

Наборы для обеспечения безопасности остаются нераспакованными

Бюрократы подрывают эффективность усилий США по укреплению ядерной безопасности в России. За четыре года, прошедшие с момента их поставки, установлена лишь половина из 123 предоставленных американцами наборов, позволяющих быстро осуществить модернизацию систем безопасности на секретных пусковых установках. Каждый из таких наборов состоит из многослойного ограждения в полмили длиной и разнообразных детекторов для обнаружения нарушителей.

'Обеспечение безопасности этих объектов во многом строится на том, что никто не знает об их местонахождении, - говорит Банн. - Наборы безопасности пылятся на складах, а террористы, очевидно, знают, где располагаются объекты. Это просто невероятно'.

Однако многие российские эксперты утверждают, что, даже в случае захвата ядерного оружия террористами, они не смогут привести его в действие. Американские и большинство российских межконтинентальных баллистических ракет снабжены разнообразными предохранительными системами, которые выводят оружие из строя при попытке постороннего воздействия, или требуют реального запуска ракеты для приведения боеголовки в боевое положение.

'Мы не можем исключить захват ракеты террористами, но на этом их теракт и закончится, потому что им ни в коем случае не удастся ее запустить, - говорит Дворкин, отвергающий и возможность соучастия самих военных. - Ни один сотрудник, работающий непосредственно с ядерным оружием, не владеет такой информацией, поскольку коды известны лишь высшему командованию'.

Однако, в России, как считается, на вооружении находится до 3400 единиц 'тактического' ядерного оружия - например, мин и артиллерийских снарядов, которые иногда приводятся в боевое положение простым сигналом радара или радиокомандой. Американские эксперты подозревают, что зачастую единственной защитой подобного оружия является амбарный замок.

То, что недоступно Джеймсу Бонду

И все же, предвидение, которое продемонстрировала 'Аль-Каида' при организации терактов 11 сентября 2001 г., усиливает страх перед ядерным терроризмом.

'Конечно, эта задача сложнее, чем просто завести будильник и подсоединить пару проводов, как это делал Джеймс Бонд, - замечает Джон Вульфсталь, эксперт в области нераспространения ядерного оружия из вашингтонского Фонда Карнеги по обеспечению мира во всем мире. - Но, по нашему мнению, она вполне по силам крупным группировкам, обладающим значительными финансовыми ресурсами, особенно если им удастся заполучить в свои руки ученых или инженеров, знающих эти системы'.

Первое место в этом списке занимает 'Аль-Каида'.

'Ячейки 'Аль-Каиды' не обладают большими техническими знаниями, но они учатся, и чем дальше, тем больше, и эти знания не испарятся за один-два года', - считает Дэвид Олбрайт - физик, возглавляющий вашингтонский Институт науки и международной безопасности. В поисках информации об уровне знаний 'Аль-Каиды' в ядерной сфере он изучил горы документов и видеоматериалов, захваченных в Афганистане после свержения талибов.

'Они делают много ошибок, но со временем их знания растут', - отмечает г-н Олбрайт. Если им удастся нанять специалистов-ядерщиков или компьютерщиков, опасность может резко возрасти.

'У людей есть такие знания, у них может возникнуть симпатия к 'Аль-Каиде', или же 'Аль-Каида' подвергнет их шантажу, - говорит Олбрайт. - Нельзя строить оборону на предпосылке, что 'Аль-Каида' не в состоянии это сделать'.

(Данная статья является первой из серии публикаций о сотрудничестве России и США по стратегическим вопросам)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.