Это должно Владимиру Путину понравиться. 'Долг. Честь. Отечество' - триединство, проповедуемое президентом России, запечатлено большими буквами на входе, рядом российский триколор и надраенные до блеска рыцарские доспехи, охраняющие лицей 'Кораллово' в предместье Москвы.

А потом все же - он. Он и Кофи Аннан (Kofi Annan), он и Билл Гейтс (Bill Gates), он и его дети у гриля, в последний вечер, который он провел на свободе. Он, кого Кремль, видимо никогда не связывал с такими понятиями, как долг, честь, отечество, называя космополитом, беззастенчиво обогатившимся, не желавшим делиться и поддерживавшим оппозиционные партии.

Одиннадцать фотографий Михаила Ходорковского, украшающие вестибюль лицея, висели еще до начала нового года в главном офисе крупнейшего российского нефтяного концерна ЮКОС. Новый председатель правления - Семен Кукес, ставший преемником Ходорковского на его посту после того, как того 25-го октября увели в наручниках. Это нехорошо, должен был подумать Кукес, когда предприятие, акции которого котируются на рынке ценных бумаг, ассоциируется с тюремными решетками.

В то время, как Ходорковский, нефтяной король, который еще год назад был, имея состояние в размере 8 млрд. долларов, самым богатым россиянином, дожидается суда, который состоится летом, ЮКОС празднует 11-ю годовщину своего существования в принадлежащем концерну детском приюте Кораллово. Директор Александр Ярулов, воспитывающий 120 детей, потерявших своих родителей на кавказской войне или в результате террористических актов, показывает спортивный зал, бассейн, компьютерный зал. Все западного производства, все отличного качества. Проявлять внимание к социальным вопроса в настоящее время очень кстати, так как президент призывает олигархов к скромности. Нефтяному гиганту, который оценивается сегодня в 39 млрд. долларов США, не до праздников. Крупные заголовки - 'Кремль усиливает давление на ЮКОС' ставят концерн под непрерывный огонь. Они лишают воли к сопротивлению.

В то же время в шестидесяти километрах от Кораллово, в Мещанский суд, в самом сердце Москвы, в наручниках приводят Платона Лебедева. Лебедев - один из крупных акционеров ЮКОСа. На улице стоит девушка с тремя воздушными шарами и табличкой в руках с надписью 'Свободу Лебедеву'.

Пункты обвинения - уклонение от уплаты налогов, мошенничество, утаивание и подделка документов. Такие же обвинения предъявлены Ходорковскому. 'Лебедев и Ходорковский возглавляли преступное сообщество': для Генеральной прокуратуры оба предпринимателя - это два мафиози. Их десять партнеров, объявленные в международный розыск, соответственно - сброд.

Что интересно, так это то, что в ходе крупнейшего в российской истории процесса, связанного с экономическими преступлениями, речь идет не о ЮКОСе. Лебедева, как и Ходорковского, обвиняют в присвоении в ходе приватизации одного научно-исследовательского института и одного концерна по производству удобрений. Якобы совершенные проступки имеют десятилетнюю давность, это было время, когда государство предлагало свои заводы по бросовым ценам. Трудно найти российское предприятие, которое было бы приватизировано по настоящей цене. У органов юстиции здесь избирательный подход. Это вызывает подозрение, что с дороги необходимо убрать противника Кремля.

И все же речь идет от нефти. В прошлом году это были 82 млн. тонн, в этом должно быть 90 млн. тонн, что, таким образом, составит 20 процентов всей добываемой нефти в России. Сотрудники ЮКОСа задаются вопросом: что будет с предприятием, если осудят крупных акционеров? В разговорах среди московского руководства ЮКОСа можно услышать и такое: национализация? Я еще полгода назад говорил: они плетут сети. А сегодня? Кремль, может, и действительно хочет взять ЮКОС под свой контроль. Схватка двух гигантов: Владимир Путин олицетворяет власть, Михаил Ходорковский - богатство. Обоим не чуждо честолюбие.

Это борьба за выживание. Финансовое ведомство предъявило недавно требование о доплате налогов за 2000 год в сумме 98 млрд. рублей (2,8 млрд. евро). Концерн, возможно, ждут аналогичные требования и за 2001 и 2002 годы. Министерство по природным ресурсам ставит вопрос о возможности лишения концерна некоторых ценных для предприятия лицензий. В 2003 году собственники ЮКОСа во главе с Ходорковским передали три млрд. долларов США наличными и 26 процентов акций ЮКОСа в обмен на 92 процента акций 'Сибнефти'. Однако после ареста Ходорковского собственник 'Сибнефти' Роман Абрамович вознамерился сделку аннулировать. ЮКОС, несмотря на разные проволочки, на прошлой неделе поставил 'Сибнефть' на свой баланс.

Однако оперативного контроля над деятельностью дочернего предприятия ЮКОС не добился до сегодняшнего дня. Представьте себе: глава концерна "Daimler-Chrysler' Юрген Шремп (Juergen Schrempp) пишет открытое письмо главным акционерам 'Немецкого банка' и в Кувейт и спрашивает в нем: 'Решите, наконец, должны ли мы разойтись с 'Chrysler' и 'Mitsubishi'. Я при всем желании не знаю, чего Вы хотите'. Глава ЮКОСа Кукес опубликовал два дня назад в 'Financial Times' объявление на целую полосу. В нем он призывает главных акционеров, (которые или сидят в тюрьме или, как в случае с 'Сибнефтью', находятся в бегах), решить, хотят ли они в истории с 'Сибнефтью' развода или сохранения брака. 'Это ненормально для главы правления писать такие письма', - говорит аналитик в области нефтяной промышленности Каха Кикнавелидзе.

В эти дни дважды брался за перо и самый знаменитый заключенный России. 'Неприятно, но это так: Путин - единственный институт, признанный гражданами', - писал Ходорковский в адрес своего фонда 'Открытая Россия'. Для детей-сирот из Кораллово у олигарха наготове совет: 'Держитесь вместе, будьте смелыми, и через несколько лет вы будете определять будущее нашей родины'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.