Москва. - Недавно переизбранный президент Владимир Путин держит слово - он начал принимать меры против коррупции чиновничества. Чтобы помочь им противостоять искушению брать взятки за политические услуги, зарплата 35000 чиновников федерального госаппарата, составляющих 10% от общего числа государственных служащих, увеличена в пять раз. Теперь эти служащие будут получать 500 долларов в месяц вместо 100. Большинство наблюдателей приветствуют эту меру Путина как удачный первый шаг в борьбе с коррупцией. Но позволит ли повышение зарплаты некоторым государственным служащим побороть древнейший из социальных недугов России под названием 'кормление'?

Коррупция всегда была частью политической жизни России - при царях, большевиках, бывшем президенте Борисе Ельцине или нынешнем - Путине. Высокий государственный пост неизменно являлся средством послужить государству, но и самому 'погреть руки': 'кормление' чиновников за счет своих должностей - давняя традиция. Если при этом интересы государства должным образом обеспечивались, оно чаще всего смотрело на коррупцию сквозь пальцы. 'Кормление' всегда наносило урон экономическому потенциалу России. Сегодня, по оценкам, коррупция обходится стране в 30 миллиардов долларов в год, или 10% от валового внутреннего продукта.

Ельцинские годы неразрывно связаны с понятием 'разгул коррупции'. И сегодня у этого явления находятся свои апологеты. Либеральные политики вроде Анатолия Чубайса и Бориса Немцова до сих пор утверждают, что тогдашняя коррупция была теневой стороной процесса перехода России к рыночной экономике. Возможно, подобные аргументы и отражают неразбериху, царившую в тот период, но сегодня они являются препятствием для возвращения России к нормальному состоянию - к чему стремятся столь многие в этой стране, в том числе и ее президент.

Однако при Путине коррупция эволюционировала и нормализовалась в совершенно новой и опасной форме. По масштабам коррупции нынешняя эпоха мало отличается от ельцинской. За период пребывания Путина у власти лишь очень немногие высокопоставленные чиновники были осуждены за хищения в особо крупных размерах и нецелевое использование средств. Разница между двумя периодами в основном заключается в том, что при Путине государство и общество пришли к новому 'коррупционному равновесию'.

Это равновесие можно охарактеризовать следующим образом. При наличии некоторой экономической стабильности большинство россиян - в том числе и нарождающийся средний класс - не слишком заинтересованы в изменении статуса-кво. Взятки считаются приемлемым явлением, если требуемые суммы не слишком велики, а желаемый результат достигается.

Взятка - наиболее вероятный, а порой и изначальный способ решения проблемы, возникшей у человека с государством. Возможность подкупать чиновников и 'все устраивать' считается чуть ли не проявлением шика.

В условиях этого нового 'общественного договора' в связи с коррупцией, расчет Путина на то, что повышение зарплаты некоторым госслужащим сделает взяточничество менее привлекательным, представляется в лучшем случае проблематичным.

Как показывает международный опыт, между зарплатой госчиновников и уровнем коррупции в государственном аппарате не существует прямой статистической зависимости. Высокие зарплаты, выплачиваемые государством, все равно не в состоянии конкурировать с заработками топ-менеджеров в частном секторе. Зарплата в 500 долларов по-прежнему остается грошовой по сравнению с объемом 'горячих денег', вращающихся в растущей российской экономике. Трудно предположить, что даже пятикратное повышение зарплаты способно существенно повлиять на масштабы 'кормления' чиновников.

В России повышение зарплаты госчиновникам ни в коей мере не является стимулом для того, чтобы они порвали с коррумпированным прошлым. Государственная должность в России связана и с возможностью для бюрократа толковать закон так, ему заблагорассудится. Конечно, чиновники будут только приветствовать повышение зарплаты, но еще предстоит выяснить, сможет ли оно изменить управленческие традиции, столь глубоко укоренившиеся в государственной службе. Было бы ошибкой считать, что более высокая оплата всегда способна изменить привычки, устоявшуюся практику и менталитет.

Взяткодатели, особенно самые богатые, вряд ли станут относиться по иному к чиновнику, получающему 500 долларов. Из-за огромного неравенства доходов в России многие готовы заплатить 500 долларов за ужин в фешенебельном московском ресторане.

Что же касается представителей среднего класса, которые платят за услуги мелким чиновникам, то и для них существующее 'коррупционное равновесие' вряд ли нарушится. Многие из госслужащих, с которыми повседневно имеют дело представители среднего класса, не получат столь щедрой прибавки к жалованью. Поэтому обычный гаишник, санитарный и налоговый инспектор скорее всего по-прежнему будут готовы решить небольшую проблему за небольшую плату. Для той части населения, что может позволить себе взятку мелкому чиновнику, ситуация вряд ли изменится.

Тем не менее, Путин находится на правильном пути. Он сделал первый решительный шаг и дал понять, что намерен - наконец - всерьез взяться за решение проблемы коррупции. Остается только надеяться, что продолжит усилия по искоренению этой исторической проблемы, столь глубоко укоренившейся в повседневной жизни. Его следующие шаги должны изменить само понимание государственной службы в России. Когда служба государству станет предметом гордости, значение вопросов, связанных с зарплатой и 'кормлением' пойдет на спад.

(Питер Лавелль, аналитик, работающий в Москве, автор электронного бюллетеня 'Несвоевременные мысли')