Быстрый переход в России от коммунистического тоталитаризма к либеральной государственной модели в девяностые годы не удался. Сегодня Владимир Путин пытается проводить преобразования России сверху, с помощью 'управляемой демократии'. Эта 'система Путина' черпает свою легитимность в экономическом подъеме и в возврате к политической стабильности после хаоса периода правления Ельцина. До тех пор, пока будет продолжаться экономический подъем, до той поры властные позиции Путина будут оставаться неоспоримыми.

Власть Путина зиждется, прежде всего, на невероятном до сих пор консенсусе, существующем в обществе. Он в целом деидеологизировал российскую политику. И коммунисты, и националисты, как и либералы, переместились к политическому центру. Политические силы ставят цели, совместимые между собой: снова превратить Россию в дееспособное государство.

Путин не один год мастерски проводил политику обеспечения власти, постоянно балансируя между различными политическими силами. Однако в результате этого утратил динамику собственно сам процесс реформирования. В случае нового экономического кризиса Путин может потерять поддержку различных властных групп: среди коммунистов/националистов, губернаторов, в силовых министерствах.

Основной сценарий развития внутриполитической ситуации: проведение преобразований жесткой рукой

Путин по этому сценарию продолжал бы стремиться не допустить выхода процесса преобразований из-под контроля, как это было в 90-е годы. Стабильность и сохранение власти оставались бы важнейшими целями, демократизация имела бы второстепенное значение. Россия по этому сценарию оставалась бы во внутриполитическом плане на этапе полуавторитаризма, когда бы ликвидировался хаос эпохи Ельцина, шла бы борьба с коррупцией и преступностью. Страна следовала бы курсом преобразований, итогом чего могло бы быть создание демократического правового государства. Союзниками Путина в деле реализации этого варианта были бы службы безопасности и армия, кремлевская партия 'Единая Россия', большая часть бюрократии, ориентированные на реформы коммунисты, громадная армия работников военно-промышленного комплекса и монополистские структуры.

Демократизация и проведение ускоренных преобразований

Этот сценарий строится на постоянном проведении и ускорении либерального курса преобразований. Путин одерживает верх в борьбе против старой советской бюрократии и повышает темпы реформ. В этом случае он сможет ориентировать свою политику не на силовые министерства, а на молодых предпринимателей, цивилизованных олигархов, на средние слои населения и на интеллигенцию. Процесс преобразований в таком случае определялся бы в большей степени снизу, а не сверху в рамках 'управляемой демократии'. Придать этому развитию большую силу могла бы собственная инициатива, связанная с улучшением социального положения большей части населения. Далее вполне вероятной могла бы стать передача руководящих задач политикам либерального толка, таким, как Григорий Явлинский.

Возвращение олигархов

Если политическая и экономическая власть окажется снова в руках олигархов, Россия может выродиться 'в государство олигархов'. Российские олигархи, конечно, враждуют между собой, но быстро собираются вместе, когда на горизонте появляется общий враг.

Новый национализм

Четвертый сценарий: отход России от ориентации на западные ценности вследствие внешнеполитического разрыва с Западом или в результате милитаризации внутренней политики, например, в случае обострения чеченского конфликта. Такой сценарий могли бы вызвать к жизни министр обороны Сергей Иванов и авторитетный в националистических кругах Сергей Глазьев. Демократизация была бы принесена в жертву идее вооружения России и превращения ее в антизападную, националистическую державу. Были бы пересмотрены в основном итоги приватизации, национализирована финансовая система с целью координации инвестиций. Кремль приступил бы к реализации государственной программы восстановления, главное внимание было бы уделено оборонной промышленности и энергетическому сектору, произошел бы переход к протекционистской внешней политике. Этот сценарий означал бы не возврат к коммунистическому Советскому Союзу, а, скорее, превращение страны в националистическое, авторитарное государство. Идея превращения России снова в евразийскую державу стала бы новой национальной идеологией 'нравственного и национального возрождения'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.