Строительные краны возвышаются над всей Москвой как храмы культа быстрой реконструкции, ведомого мэром города Юрием Лужковым; говорят, что Владимир Путин в ночь, когда его переизбрали на второй срок, в гневе смотрел на языки пламени, объявшие старинный выставочный зал Манеж и запретил мэру города прикасаться к нему.

В прошлом месяце сотрудники Государственного музея Алексея Толстого были немало удивлены, узнав, что этот классический особняк 19-го века, в котором собрана коллекция книг и предметов искусства, посвященных знаменитому советскому писателю, выкуплен частным инвестором.

- Это учреждение, находящееся под защитой государства; его невозможно продать, - говорит директор музея Инна Андреева, которая работает в музее со дня его создания в 1980-х годах, когда умерла вдова писателя, - мы все в шоке.

Хотя как минимум две крупные российские газеты проводили собственные расследования по этому поводу, никому до сих пор не удалось выяснить у мэра Москвы Юрия Лужкова, как так получилось, что музей продан, и что случится с ним в будущем.

По словам Григория Ревзина, обозревателя либеральной газеты 'Коммерсант', 'именно так и развивалась центральная часть Москвы в последние десять лет. Лужков переделывает город по своим собственным лекалам. Он разрушает достопримечательности, перерабатывает целые районы города и переселяет жителей, совершенно не спрашивая мнения общественности'.

Те, кто приезжают в Москву из-за границы, часто восхищаются тем, как из нее выветрилась серая атмосфера советских времен, и город буквально за несколько лет расцвел динамичными небоскребами, пятизвездными гостиницами и роскошными бизнес-центрами. Однако есть и такие, кто говорит, что бум спроса на московскую недвижимость, из-за которого цены на нее удвоились и стали одними из самых высоких во всем мире, поддерживается алчностью, некомпетентностью и коррупцией.

За последнее десятилетие более 400 исторических зданий, многие из которых были защищены федеральным законодательством, были снесены и заменены 'копиями', которые зачастую были во много раз больше и мало напоминали оригиналы.

В большинстве случаев решение о реконструкции принималось мэрией города, работы производились компаниями, близкими к ней ('Интека', компания, которой владеет жена Лужкова Елена Батурина, контролирует 11 процентов московского строительного рынка), а реконструированные объекты продавались в закрытом режиме или сдавались также 'своим'.

Говорит Георгий Бовт, заместитель главного редактора ежедневной газеты 'Известия', которая и начала бить тревогу по поводу продажи музея Толстого:

- Московский строительный бум - это также и бум взяточничества. Единственное, что думают московские власти об исторических зданиях - как лучше использовать их в коммерческом отношении. При тех деньгах, которые стоят на кону, нет ни одного правила, которое нельзя обойти или совсем про него забыть.

По мере того, как в руках президента Владимира Путина сосредотачивается абсолютная власть, Кремль проявляет все больше интереса к буму московской недвижимости.

Как говорит господин Ревзин, 'разрушение исторического наследия Москвы продолжается уже лет десять, но информация только сейчас всплывает на поверхность, потому что идет борьба за власть между местными и федеральными властями. Москва - единственное место в России, которое не контролируется Кремлем, так что идет кампания по смещению Лужкова. С этим связано абсолютно все'.

Линия фронта прошла по роскошному зданию музея искусств 'Манеж' около кремлевской стены, которое было построено в 19-м веке в качестве царской школы верховой езды. Лужков разработал план 'реконструкции' здания, замены его деревянных потолочных балок и достраивания нескольких уровней подземной автостоянки, ресторанов и магазинов. Министерство культуры, отвечающее за сохранение памятников национальной важности, запретило любое использование Манежа в коммерческих целях и объявило о начале расследования некоторых других случаев 'реконструкции' московских памятников.

В ночь на 14 марта, как раз когда господин Путин объявлял о своей триумфальной победе и переизбрании на второй президентский срок, практически на всем протяжении двухсотметровой крыши Манежа вспыхнул сильный пожар. Впоследствии в российской прессе писали, что господин Путин 'в гневе' наблюдал за тем, как пламя поднималось над стенами Кремля.

Гостиница 'Москва' у входа на Красную площадь уже также наполовину снесена и окружена строительными лесами. 'Москва', первая гостиница, построенная в Советском Союзе, также была памятником, находящимся под защитой государства, но Лужков устроил все так, что ее разрешили снести и заменить 'точной копией'.

- Только в Москве разрушение называется реставрацией, - говорит Алексей Комеч, директор Государственного института искусств и член архитектурного консультативного совета при правительстве Москвы. По его словам, восстановление зданий в копии - всего лишь фиговый листок, за которым скрывается переделка изначального пространства для того, чтобы можно было использовать его с максимальной выгодой, причем оно также часто позволяет без лишнего шума сменить владельца здания, - Сегодня это здание - еще государственная собственность, а глядишь, завтра оно уже будет принадлежать какой-нибудь компании или частному лицу.

Московские власти не обращают внимания на критику и говорят, что единственный способ перестроить жилой фонд, инфраструктуру и деловой центр города после десятилетий разрушения при Советской власти - это надеяться на бизнес.

- Неважно, даже если и существуют какие-то недостатки. Ситуация в Москве неуклонно улучшается. Москва находится в гораздо лучшем состоянии, чем многие другие российские города, - говорит Николай Шурин, главный специалист главного управления московского правительства по сохранению памятников.

Критики соглашаются, что господин Лужков за последние десять лет сделал очень много для того, чтобы Москва превратилась в современный западный мегаполис, но они также говорят, что часто перспектива прибылей затмевает ему разум, приводя в пример планы сноса таких достопримечательностей города, как военный магазин 'Военторг', детский универмаг 'Детский Мир' и гостиницу 'Москва' с заменой из копиями.

- Пойдите в другие европейские города, и вы увидите, что в центре города много прекрасно реставрированных старых зданий. Но в Москве под ними должны быть подземные автостоянки, плавательные бассейны, бизнес-центры и так далее, так что их сносят и на их месте строят фальшивые копии. В лужковской Москве все должно приносить пятизвездные прибыли. Все, что их не приносит, будет уничтожено, - говорит Алексей Комеч.

Такая же логика стоит и за бумом спроса на московские квартиры, так как во всей стране богатые люди считают необходимым иметь адрес в центре Москвы. Цены уже взлетели до 6 тысяч долларов (3 тысячи фунтов) за квадратный метр. По этим ценам получается, что маленькая двухкомнатная квартирка рядом с центром Москвы обойдется в 275 тысяч фунтов.

Хотя после падения СССР частные квартиры были приватизированы, город до сих пор владеет большей частью земли и большинством зданий. Строительные фирмы, имеющие связи в мэрии, в последние годы получили огромное количество контрактов на снос или реконструкцию сотен старых многоквартирных домов.

По российским законам жильцам этих домов должны предоставляться 'эквивалентные' жилые помещения в пределах города. По словам критиков, десятки тысяч москвичей уже переехали их потенциально дорогих квартир, доставшихся им в советские времена, в сравнительно дешевые квартиры в панельных домах на окраинах города.

Мэрия внесла в список реконструируемого жилья 1200 домов с деревянными перекрытиями и полами.

- В центре Москвы останутся только богатые, - говорит господин Ревзин, - бедных выселяют на окраины, а строители богатеют. Это по-настоящему большой бизнес.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.